20 Ноября, 2019 Среда

Чернобыльская трагедия разделила ее жизнь на "до" и "после"

  • 26 апреля 2017 Общество Русский 0

    В Олекшицкой сельской библиотеке Берестовицкого района пенсионерка Мария Игнатьевна Галай – частый гость. Чтение для женщины – та самая отдушина от проблем, которых  на ее жизненном пути скопилось немало. И от грустных, подчас горестных мыслей и чувств, что накатывают в минуты отчаяния, а также способ справиться с волнением и печалью, когда охватывает ностальгия, тоска по молодости, по насыщенной, активной и счастливой жизни, которая была у нее до чернобыльской трагедии в родной деревне Тульговичи Хойникского района. Что ж, эти «до» и «после» есть, пожалуй, у каждого переселенца. И наверняка, у них, как и у нашей героини, так же щемит сердце по родным местам, не дают покоя воспоминания, хотя с момента аварии на ЧАЭС прошло уже более тридцати лет…

    – Из родной деревни мы уехали не сразу после той страшной трагедии, а спустя года два, – рассказывает Мария Игнатьевна. – Стало расти число онкологических и других заболеваний, поэтому властями было принято решение об отселении деревни.  Тульговичи наши большие, до аварии здесь было 300 дворов, проживало около двух тысяч человек, и в советские времена здесь был один из самых крепких совхозов Гомельской области. Деревня находится  более чем в 50 километрах от АЭС и окончательно она была отселена в 1991 году. Кстати, на территории вторичного отселения это единственный в стране обитаемый населенный пункт. Еще в ту пору восемь, в основном пожилых жителей, отказались покидать родные места. Из средств массовой информации знаю, что именно из-за этого факта наши Тульговичи стали объектом паломничества журналистов. Но теперь, вроде бы, там осталось всего два человека…

    – Я же с дочерьми и младшим сыном переехала в Гродно, – продолжает свой рассказ Мария Игнатьевна. – Старший сын Игорь с семьей остался на Гомельщине. Он работал в Припятском заповеднике, после аварии фиксировал на приборах степень радиоактивной зараженности местности. Несколько лет назад его не стало…  В Гродно женщина так и не смогла прижиться. – Мне не хватало размеренности и простора сельской жизни, – поясняет она. – Поэтому и оказалась в Олекшицах,  а взрослые дочери остались в городе. Но убежать от проблем не удалось. Чернобыльская трагедия сказалась и на здоровье моей семьи, и, как мне кажется, наложила свой тяжелый психологический отпечаток в целом на наши судьбы.

    Действительно, взрыв в Чернобыле болью и горем прошелся по судьбам и биографиям сотен тысяч людей. Бросая дома и все нажитое, работу, в первые дни они оказывались перед неизвестностью. Вынужденное переселение не только отрывало людей от своих корней и бросало в чужую среду, но и обуславливало душевную тревогу, вызывало множество стрессов. Это сегодня к услугам каждого психологическая помощь, а в то время и службы-то такой не было.

    – В Тульговичах я работала учительницей белорусского языка и литературы, – продолжает вспоминать дочернобыльскую жизнь моя собеседница. – В деревенской школе приходилось и самодеятельностью заниматься, поскольку я неплохо пела. Хоть и без музыкального образования, но знала аккордеон, музыкальную грамоту, случалось, что и уроки пения вела. Была активной участницей местного хора. Мы много выступали – с песнями, с юморесками. Перекладывали прозу из популярных тогда журналов «Вожык» и «Крокодил». И людям очень нравилось. Деревня наша  голосистая, голоса и у женщин, и у мужчин – мощные, красивые. И в моей жизни песня занимала очень большое и важное место. А вот как переехала, больше, к сожалению, и не пела. Хоть у вас люди тоже певучие, любят песню. Просто так сложились мои семейные обстоятельства…

    Переселившись на Гродненщину, Мария Игнатьевна учителем уже не работала, получила пенсию по выслуге лет. Но в Олекшицах по мере сил трудилась на других работах: была сторожем в мастерских, в детском саду. А еще нянчила внуков, вела хозяйство, держала в порядке огороды. Я беседую с Марией Игнатьевной и чувствую, что до сих пор ей непросто на новом месте, что мыслями и душой она все еще там, на родине. 

    – Вроде бы и пора уже привыкнуть, но… Это молодежи     всегда легче смириться с потерями, переездами.  А людям постарше жизнь на новом месте дается не  всегда легко, да и от ностальгии никуда не деться. Иногда созваниваюсь с земляками, у многих те же проблемы. 

    А вообще Мария Игнатьевна очень интересная собеседница. На многое у нее есть своя философская точка зрения. Человек образованный и широко мыслящий, она понимает,  что жизнь не стоит на месте. И что жизнь эту продолжают ее внуки – а недавно родилась уже и правнучка. Мария Игнатьевна радуется их успехам и горда, что внук Сергей перенял от нее тягу к музыкальному творчеству – он художественный руководитель и дирижер концертного эстрадного оркестра города Мозыря. Жизнь идет своим чередом. Сегодня Мария Игнатьевна старается не замыкаться в себе, общаться с людьми, находить занятия по душе. Она одна из самых активных читательниц местной библиотеки, любит классику, исторические романы. Собирает пособия по вышивке, чтобы  вновь начать вышивать, теперь уже в современной манере. И кто знает, может, и к пению в местном фольклорном ансамбле потянется ее душа. Вот только распеться надо…  Фото автора   

    Автор: Светлана ГончароваБераставіцкая газета
    Теги: 

Комментарии (0)