23 Октября, 2017 Понедельник

С чувством глубинного удовлетворения

  • 19 июля 2017 Общество Русский 0

    Татьяна Рыжкевич рассказала о том, кто на самом деле принимал ее на работу, есть ли у дельфинов чувство юмора и чем помогают ее подопечные больным детям

    — Татьяна, а сколько всего в Беларуси дельфинотерапевтов?

    — Вместе со мной четыре. И все мы работаем в дельфинарии в Минске, пока единственном в нашей стране. Вообще же в мире около 270 дельфинариев, и многие из них практикуют дельфинотерапию.

    — Расскажите, как вы и дельфины нашли друг друга.

    — Окончила биологический факультет Белорусского государственного университета, кафедру генетики. Когда увидела объявление, что минскому дельфинарию требуется человек для работы с особенными детьми и дельфинами, сразу заинтересовалась. Обучение проходила у украинских специалистов, которые здесь всё начинали. Прошла испытательный срок, причем решающее слово было за дельфинами: если бы они меня не приняли, ничего бы не вышло. Эти морские животные соглашаются иметь дело далеко не с каждым. К счастью, у меня получилось. Работаю уже пять лет.

    — Как именно морские жители испытывали вас на совместимость?

    — Присматривались. Изучали. Ставили эксперименты с целью увидеть мою реакцию и понять, что я за человек. Например, чтобы проверить, насколько мне присуще чувство справедливости, разыграли целый спектакль. Вита затеяла драку с Хьюго и Геркулесом, а потом тихонько уплыла и улеглась на краю бассейна, как будто она тут ни при чем. Но я рассудила по справедливости, так что проверку прошла.

    Несколько раз целенаправленно выводили из себя, чтобы увидеть меня в гневе. Например, игнорировали все мои коман­ды. Вита как-то даже сдернула меня обручем вслед за собой в бассейн. Убедившись, что я способна сохранять самообладание в любой ситуации, они остались довольны.

    — Дельфины с незапамятных времен снискали себе славу необычайно умных животных. Это упрощает или усложняет работу с ними?

    — Делает ее очень интересной. Действительно, дельфины — интеллектуалы. Обучить их чему-то не составляет большого труда, они всё схватывают на лету, любят решать поставленные задачи. Трудность заключается скорее в том, чтобы установить тесную психологическую связь, понять их сложную, с целым спектром эмоций натуру. Грубостью ничего не добьешься. Надо договариваться.

    У каждого из подопечных свой характер, и его нельзя не учитывать. Геркулес — честный и прямолинейный. Если решил работать, выкладывается на все сто, если нет, отказывается, и точка. А вот Хьюго — хитрюга еще тот, очень умный и изобретательный, с ним всегда надо быть начеку. Вита — натура переменчивая. Сегодня у нее лирико-меланхолическое настроение, завтра — игривое.

    Они могут подшутить, например специально облить водой. При этом издают звуки, похожие на наше хихиканье. Прекрасно чувствуют настроение, буквально сканируют насквозь. Если видят, что я чем-то расстроена, сразу становятся шелковые — так проявляют свою поддержку. Мы очень дружны и хорошо понимаем друг друга.

    — На первый взгляд у вас не работа, а мечта. Вместо скучного офиса — бассейн с морскими обитателями, радость общения с любимыми подопечными…

    — Работа у меня действительно замечательная. Для моей энергичной, живой натуры, которой всегда было трудно вписываться в рамки, она подходит идеально. Творчество. Саморазвитие. Много положительных эмоций. При этом, конечно, легкой прогулкой мое дело назвать нельзя. Необходимы знания биологического и медицинского профиля, поскольку я отвечаю за состояние здоровья подопечных. Кроме того, есть своя специфика, связанная с уходом за животными. У меня такое ощущение, что я все время пахну рыбой. Что отнюдь не удивительно: в день подготавливаю для каждого дельфина около 15 кг рыбы разных видов — режу, чищу и так далее.

    Опять же, закрыть за собой вечером двери и забыть о работе не получится. Я всегда на связи, если у одного из дельфинов появятся проблемы со здоровьем, дежурный может вызвать меня в любое время.

    — Чем занимается дельфинотерапевт?

    — Мы проводим индивидуальные сеансы терапии с особенными детьми, имеющими такие диаг­но­зы, как ДЦП, аутизм, синдром Дауна, задержка психического и речевого развития, нервные тики и другие. В день бывает в среднем до десяти занятий, так что наши морские доктора помогли уже тысячам юных пациентов. Многим из них нелегко дается общение, и животные выступают проводниками в мир социума. Игры и плавание с дельфинами помогают детям раскрываться, раскрепощаться, верить в свои силы. Параллельно идет тренировка различных групп мышц, что очень важно при вышеперечисленных диагнозах.

    — А правда, что излучаемые дельфинами ультразвуковые волны оказывают лечебный эффект?

    — Однозначно. Наше тело, органы излучают волны того или иного диапазона частот. У здорового органа он один, у больного — другой. Свои частоты есть и у наших чувств — гнева, страха, любви. Благодаря так называемому сонору — природному эхолокатору, помогающему ориентироваться под водой, дельфины могут гармонизировать эти излучения. Уходят мысли о плохом, напряжение, тревога. Во всем теле появляется чувство какой-то расслабленности, ватности. Хочется улыбаться этому миру. И еще хочется спать…

    — Всегда ли дети и дельфины оказываются готовы к общению?

    — В этом и заключается главная задача дельфинотерапевта — подстроить их друг под друга. Как правило, проблем не возникает. Дельфины обладают уникальной способностью нравиться прак­ти­чес­ки всем. Дети приходят в восторг уже от одного их вида. Да и сами животные очень любят общаться, они на редкость коммуникабельны. Очень тонко чувствуют каждого. Если у ребенка сложная форма ДЦП и его может напугать малейшее резкое движение, дельфин ведет себя тише воды. А малыши, например, с синдромом дефицита внимания и гипер­активности находят в дельфине идеального товарища для подвижных игр.

    — Вы многому учите подопечных. А какие уроки они дают вам?

    — Очень важные. Когда все время видишь животных, которые не имеют масок, искренни и просты, начинаешь многое пере­осмыс­ли­вать. Лучше осознаешь свою истинную биологическую природу, избавляешься от лишнего, на­думан­но­го, переориентируешься на другие ценности. Могу с уверенностью сказать, что мое мировоззрение сильно изменилось. И, считаю, в лучшую сторону. Так что дельфинарий стал для меня местом не только реализации как специалиста-биолога, но и становления как личности.

    Автор: Оксана МЫТЬКОМинский курьер
    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)