17 Декабря, 2018 Понедельник

Дилемма стакана воды

  • 12 ноября 2018 Общество Русский 0

    Сошлись на этой неделе два события. В России призеры «Евровидения–2012» фольклорный коллектив из Удмуртии «Бурановские бабушки» объявил, что начал строить на родине дом для престарелых. Помогает местному священнику обустроить приют на 20 человек, отчисляя часть гонораров. А у нас 7 ноября подарок к празднику получил Несвижский район, где открылось отделение круглосуточного пребывания для пожилых и людей с ограниченными возможностями, с комфортными комнатами, медкабинетом, столовой, буфетом... В стране это уже 63–е такое отделение. Вот участники сегодняшней дискуссии и решили поспорить о вечном. О пресловутом стакане воды в старости. Чья это больше забота — семьи, добрых людей или государства? Чья ответственность перевешивает — детей, которых ты вырастил и воспитал, или бюджета, который исправно столько лет пополнял?

    Своих не бросаем

    Не понял, Людмила, ты в восторге от того факта, что одни бабушки помогают другим? Лично я в ужасе. Старики не должны обеспечивать старость других людей. А те, другие, не должны на это рассчитывать. По–моему, новость о начинании «Бурановских бабушек» — повод устыдиться. В первую очередь государству, у которого настолько не дошли руки до постройки дома престарелых, что за это дело пришлось взяться самодеятельному коллективу старушек. Если рукоплескать такой инициативе, то потом можно далеко зайти. Например, взвалить строительство детдомов на самих осиротевших ребятишек, школ — на учеников, роддомов — на беременных... У нас, к счастью, такого не происходит. Потому что страна берет на себя заботу о слабых и малых, обездоленных и нетрудоспособных. Так и должно быть. Без перекладывания этой ответственности на плечи родственников или музыкальных ансамблей.


    Почему я считаю, что заботу о пожилых не стоит делегировать их детям? В советские времена, когда молодым людям были гарантированы жилье и занятость, этот механизм еще более–менее работал. Но в современных условиях у молодежи своих забот полон рот: дети рано уходят из дома, снимают жилье, копят на квартиру, находятся в постоянном поиске более высокооплачиваемой работы и во многом себе отказывают. А когда у них появляется собственный ребенок, то тем более странно ожидать, что юные родители разорвутся, ухаживая еще и за пожилыми родственниками. Конечно, я знаю о древних традициях. Знаю, что так принято: родители помогают ребенку, что называется, встать на ноги, а потом он взамен помогает им устоять на больных ногах. Но если общество продолжит требовать соблюдения этих традиций, то мы забредем в демографический тупик: молодые люди перестанут рожать детей, потому что будут вынуждены тратить время, силы и деньги на уход за стариками. Общество просто закончится, несмотря на внешнее благородство этих идей. Думаю, предвидя такую угрозу, белорусское государство сознательно берет на себя поддержку стариков. На всех уровнях постоянно подчеркивается, что защита интересов этой категории населения является одним из основных приоритетов государственной социальной политики в Беларуси. И свежая новость об открытии уже 63–го отделения для круглосуточного пребывания пожилых людей и людей с ограниченными возможностями — подтверждение того, что эта политика у нас проводится не только на словах.

    И наши старики заслужили столь теплое отношение всей своей жизнью. В большинстве они честно отдали ее на трудовое служение государству, поэтому вправе ожидать от него взаимности. Это называется, Люда, социальной справедливостью. А если ты не согласишься, то уподобишься российской чиновнице Глацких, которая на днях заявила, будто государство никому ничего не должно. Напомню, что после таких опрометчивых слов ей предложили уволиться — слишком уж резонансным, в нехорошем смысле, получилось ее заявление.

    Есть у государства и еще один, не бросающийся в глаза мотив для заботы о стариках. Ты вот не задумывалась, почему во время боевых действий особое внимание всегда уделялось раненым? На войне ведь нет места сантиментам и обычной человеческой жалости, там все происходит очень расчетливо. С прагматичной точки зрения, раненый боец становится не нужен своему отряду — он потерял боеспособность и превратился в обузу. Тем не менее раненых никогда не бросают, даже если это ставит под угрозу выполнение боевой задачи. Почему? Ответ прост: отношение к солдату, получившему ранение, влияет на моральный дух всего подразделения. Бойцы откажутся воевать: их будет просто не поднять в атаку, где есть риск пострадать, если они увидят, что их товарища оставили без помощи. Именно это сугубо военное соображение, а вовсе не гуманные мысли о ценности чужого здоровья и жизни, привело к тому, что армии всего мира начали спешно обзаводиться санитарами и полевыми госпиталями. И военно–медицинская служба получила мощное развитие на полях Первой мировой, когда было подмечено, сколь сильно влияет на боевой дух войск забота о раненых.

    Я вижу здесь прямую аналогию с постановкой пенсионного дела. Молодым, полным энергии людям хочется жить и трудиться в той стране, которая не бросает своих стариков в беспомощном состоянии. Если молодежь видит, что утративший трудоспособность человек окружен заботой и соответствующим уходом, что его интересы надежно защищены от разного рода мошенников, то молодые граждане будут спокойны за свое будущее. В противном же случае они станут работать спустя рукава, кое–как, а то и вовсе дезертируют за рубеж, если уж продолжать армейские параллели. И, заметь, армия вовсе не пытается возложить попечение своих солдат на плечи их ближайших родственников. Вот и в мирной жизни государство не должно на это рассчитывать. К тому же бывают и бездетные старики...

    Поэтому нашими общими целями должны стать комфортные дома престарелых и достаточные для жизни пенсии. Обеспечение спокойной старости — забота вовсе не молодых. И уж тем более — не «Бурановских бабушек».

    rud@sb.by

    В неоплатном долгу

    Не надо, Рома, мешать все в одну кучу! В Беларуси почти 15% жителей старше 65 лет, но пожилой пожилому рознь. Одно дело — старик одинокий, а стало быть, вдвойне нуждающийся во внимании. Другое — имеющий семью, детей, внуков, которые по всем законам, в том числе нравственному, обязаны помогать. На первую категорию прежде всего и нацелено государство. Но смотри, что получается. На учете в 146 территориальных центрах социального обслуживания населения состоят более 1,9 млн граждан. И если брать, к примеру, июль 2017 года, то бесплатно или с частичной оплатой обслуживался только где–то каждый пятый — такие льготы предоставляются одиноким малообеспеченным. А у всех остальных, выходит, есть хотя бы одна родная душа на свете. И как там с сыновним–дочерним долгом?


    Не раз слышала от чиновников дипломатичную фразу: «Сегодня нередки случаи, когда семейные взаимоотношения строятся только на заботе родителей о детях и упускается такой важный аспект, как забота взрослых детей о своих престарелых родителях». А знаешь, что подчас стоит за этой формулировкой? Ситуации дичайшие. Бывает, сельский старик сидит в холоде, хотя в соседней деревне преспокойно проживает его внук, а городской — передвигается при помощи табуретки по ставшей клоакой квартире, которую он по доброте душевной переписал на племянника. Престарелых «забывают» в больницах, пытаются сдать, будто металлолом, в интернат, а потом хорошо если навещают в день получения пенсии. Вот тебе для иллюстрации история одной бабушки «на платной основе». Это значит, у нее есть дети, которым здоровье и возраст позволяют трудиться. Причем одна дочь работает няней на дому. А родную мать (за которой–то и ухода, между прочим, не требуется) рациональнее, получается, «отдать в чужие руки». И старушка совсем не переживает. Наоборот, радуется: «Как здесь хорошо!» Представляешь, каково ей было там, с родными вроде бы людьми? Которые, «сдав», тут же освоили ее жилплощадь? И ты оправдываешь это моральное уродство, причитая, как тяжко нынче жить и плодиться? Ну да, нужно столько всего и сразу — и квартиру, и машину, и поездку за границу, и ежемесячный шопинг где–нибудь в Белостоке... Надо же утереть нос соседу, коллеге или кто там еще вызывает жгучую зависть! Зачем нам допотопные бабушка или дедушка, с которых уже нечего взять? Они же дали все, что могли: растили, кормили–поили–одевали, ночей не спали, репетиторов оплачивали, свадьбу закатили. Возможно, и то, где мы живем и на чем ездим, образовалось благодаря их многолетним накоплениям. А теперь это балласт. Какая дивная логика! Вот она точно заведет общество в демографический тупик, а самого человека — в социальную изоляцию на старости лет. Потому что наши дети — не дураки, видят и делают выводы. Как сказала мне одна пенсионерка, из которой невестка своими материальными претензиями все соки выпила: «Ничего, за меня внук отомстит. Получит она бумерангом...»

    Я уверена: в любом случае родители постарались для нас куда больше, чем для государства. Это в первую очередь для нашего комфорта и светлого будущего они работали и подрабатывали, терпели лишения, стояли часами в очередях. И лет нам посвятили побольше, чем карьере. Даже на пенсии все никак не успокоятся — подкармливают да подкидывают. Большинство из нас никогда не сможет отдать этот долг сторицей — увы, просто не успеет. Так неужели нельзя хотя бы частично? К счастью, не все такие, как ты, рационалисты. У меня перед глазами пример знакомых, которые ради ухода за больными родителями и машины продавали, и работу бросали, и всякую личную жизнь. И тянули лямку годами, радуясь малейшему призрачному улучшению. А на похоронах все равно рыдали, терзаясь, что не сделали все возможное. Интересно, что чувствуют, провожая в последний путь родного старика, те, для кого он фактически умер при жизни? Облегчение? Легкое смущение? Может, им вообще не до печальных ритуалов?

    Роман, мечтать, конечно, не вредно. Высокие пенсии, дома престарелых гостиничного типа, комфортные коммуны–поселения для стариков, летучие отряды волонтеров, роботы–сиделки... По логике истории все это непременно будет, но когда? Особенно с учетом, что к 2030 году 65–летний порог у нас перешагнут 20% населения. А помогать надо здесь и сейчас. Начинаешь об этом думать — становишься приверженцем патриархальных традиций, которые стояли на культе старших и большой семьи до гробовой доски. Урбанизация сделала свое дело: все мы стремимся вылететь из домашнего гнезда и свить свое, получше. И если раньше отправить старика в богадельню было для семьи позором, то сейчас находятся убедительные аргументы. Но раз уж жизнь так прагматично повернулась — не надо лукавить. Просто признай: близких людей забывать нельзя, сплавлять — стыдно, кивать на государство — странно. Тем же, кто пытается нести эту ношу, — низкий поклон. «Бурановским бабушкам» тоже.

    gabasova@sb.by

     

    Автор: Людмила ГАБАСОВА, Роман РУДЬСБ. Беларусь сегодня
    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)