26 Марта, 2019 Вторник

Новое фото в семейном альбоме

  • 14 декабря 2018 Общество Русский 0

    За 9 месяцев этого года в стране усыновлен 321 ребенок. Почему люди решаются на этот шаг? Причины раз-ные: кто-то не может иметь своих детей, кто-то понимает свою готовность помочь приемышу вырасти, а кто-то просто не может поступить иначе. В любом случае, на такое решаются люди с большим и добрым сердцем. Однако система усыновления постоянно трансформируется. Как она сегодня выглядит, и какие изменения ее ждут. Ответы на эти вопросы искала корреспондент «Рэспублікі».

    Жизнь сложна, и порой случается так, что дети остаются без родителей. Семейная драма не должа завершаться трагически. Есть на свете люди, готовые связать свою судьбу с такими ребятами. Кто помогает им найти друг друга, что может помешать этой встрече и как преодолеть возникающие сложности, рассказала директор Национального центра усыновления (НЦУ) Ольга Глинская.


    Судьбоносное решение

    — Ольга Николаевна, каким образом можно принять на воспитание в свою семью ребенка-сироту или оставшегося без попечения родителей?


    — Бесспорно, приоритетная форма — это усыновление. Это особый путь родительства, основанный на принятии чужого ребенка как своего, родного. Между усыновителем и усыновленным возникают такие же права и обязанности, как между кровными родителями и их детьми. Будущим усыновителям следует знать, что разница в возрасте между усыновителем и усыновленным должна быть не менее 16 лет и не более 45. Для обеспечения тайны усыновления и в интересах ребенка по просьбе усыновителей могут быть изменены дата рождения усыновленного ребенка, но не более чем на 1 год, а также место его рождения в пределах страны. 

    Следующая форма жизнеустройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, — это опека и попечительство. Опека устанавливается над детьми в возрасте до 14 лет, а попечительство — над несовершеннолетними от 14 до 18 лет. Родственники при оформлении опеки или попечительства имеют преимущественное право перед другими лицами.

    Приемные семьи и детские дома семейного типа считаются профессиональной семейной заботой о детях. Все потому, что с приемными родителями, родителями — воспитателями детских домов семейного типа в управлениях образования заключаются трудовые договоры, им выплачивают зарплату.

    И еще одна форма участия граждан в судьбе детей — патронатное воспитание. Она касается не только ребят из детских интернатов, но и учащихся в учреждениях профессионально-технического, среднего специального, высшего образования. Дети приезжают к патронатным воспитателям и гостят у них во время каникул, выходных, праздников. Таким образом, взрослый может участвовать в жизни ребенка, направлять, подсказывать, учить, стать ему другом.

    — Бытует мнение, что для усыновления нужно собрать большой пакет документов, и на это потребуется много времени. Так ли это?

    — Базовый пакет документов, который кандидаты в усыновители должны предоставить в отдел образования по месту жительства, а это медицинская справка о состоянии здоровья, документ о доходах и занимаемой должности, документ о наличии жилищных условий, можно собрать даже за неделю. Последующую документацию для усыновления готовят специалисты отдела образования и Национального центра усыновления в месячный срок по принципу одного окна. Потенциальные усыновители также проходят психологическую диагностику и подготовительные курсы в социально-педагогических центрах по месту жительства либо у нас. В НЦУ подготовка к усыновлению занимает два месяца. Далее граждане знакомятся с детьми, подлежащими усыновлению. Как быстро они примут судьбоносное решение? Это индивидуально: у одних все происходит быстрее, у других чуть дольше.


    — Кто чаще всего усыновляет: семьи или одинокие люди?

    — Как правило, это семейные пары в возрасте 35—45 лет, а также женщины, не состоящие в браке. Мужчин среди усыновителей очень мало. Скорее, это единичные эпизоды. Что касается верхней границы возраста, то она условна: каждый случай рассматривается отдельно, и решение принимает суд.

    «Мы же не на рынке, чтобы ребенка выбирать»

    — Есть ли среди усыновителей приоритеты в выборе детей? Как вы считаете, почему? 

    — Приблизительно 70—80 процентов кандидатов в усыновители хотят удочерить девочку до трех лет. Ее воспитание представляется более легким, чем мальчиков. От девочек ожидают большей эмоциональной близости, теплоты и контакта в дальнейшем. Но у нас были случаи, когда кандидатам в усыновители показывали мальчика и они забывали о первоначальных планах. И потом ни разу не жалели о своем решении. Возраст также варьируется. Хотят до трех лет, в итоге забирают четырехлетних. Потому что находят «своих» ребят. Есть у нас семьи, которые усыновили в прошлом одного ребенка и теперь хотят взять второго. Сбываются их мечты о многодетной семье. 

    Здесь немаловажную роль играет и социальная поддержка государства. Усыновители получают ежемесячные денежные выплаты на содержание усыновленного до его 16-летия. Гражданам, усыновившим малыша до трех лет, предоставляются отпуск по уходу за ребенком и такие же пособия, которые назначаются семьям при рождении биологических детей.

    — Что можно сделать, чтобы чаще усыновляли мальчиков и девочек старше пяти-шести лет?


    — Вспоминаю одного мужчину, который во время знакомства с воспитанниками детдома сказал: «Мы же не на рынке, чтобы ребенка выбирать. Берем!» И все, понимаете? Он правильно мыслит: любого мальчика или девочку можно адаптировать и воспитать. Усыновители сегодня изменились. Все чаще обращаются за детьми старше пяти лет. А еще если раньше хотели усыновить только здоровых детей, то в прошлом году в семьи уехали 13 детей-инвалидов.

    — Бывает ли, что детей возвращают обратно?

    — К сожалению, такое случается и предусмотрено законодательными актами. Одной из причин становятся завышенные ожидания в отношении детей. Возможно, плохая подготовка к усыновлению и низкий воспитательный потенциал усыновителей. Мы анализируем каждый случай, держим связь с сотрудниками из регионов. И если только где-то возникает вопрос отмены, подключаемся всеми силами, чтобы предотвратить трагедию. 

    С сентября начали работать с семьями усыновителей, в которых есть дети подросткового возраста. В нашей «Семейной гостиной» такие родители делятся своим опытом воспитания детей, рассказывают о проблемах, а педагоги-психологи советуют, как их решать.


    В ближайшем будущем планируем начать занятия по принципу «равный обучает равного», где старшекурсники Белорусского государственного педагогического университета будут взаимодействовать с ребятами с проблемным поведением.

    Вскоре обновим свой сайт и будем выкладывать там вебинары по актуальным темам для усыновителей.

    К слову, наши педагоги-психологи постоянно повышают квалификацию. Недавно общественная организация «Жизнь для детей» пригласила к нам профессоров Бостонского университета. Они провели недельный семинар по работе с детьми, которые пережили психологическую травму. Также наши специалисты побывали в Санкт-Петербурге, где московский Институт развития семейного устройства проводил обучение тренеров в школу приемных родителей. 

    — Что бы вы посоветовали людям, которые хотят усыновить, но не решаются?

    — Приходите к нам, пообщайтесь с психологом, и вы сами поймете, как дальше быть. Для усыновляемых детей нужны эффективные родители, которые открыты для общения и взаимодействия со специалистами, много читают, готовы открыто говорить об усыновлении с другими людьми и детьми, не боятся трудностей и имеют огромный запас любви, тепла и терпения.

    ВАЖНО

    Разрабатывается новая программа подготовки кандидатов в усыновители, которая будет отвечать новым тенденциям в усыновлении. Сейчас у потенциальных усыновителей меняются приоритеты по возрасту усыновляемых детей, они лояльнее относятся к состоянию их здоровья, не боятся инвалидности. Использовать эту программу начнут в будущем году. Также планируется увеличить последующее психологическое сопровождение усыновителей.

    ЯЗЫКОМ ЦИФР

    На 1 октября этого года в стране 5922 семьи, в которых воспитываются 7323 усыновленных несовершеннолетних ребенка. Опекунских семей 7575, в которых воспитываются 91 115 ребят. Приемных семей 2775, в которых воспитываются 4299 детей. В 283 детских домах семейного типа находится 1841 воспитанник. В прошлом году на усыновление было передано 524 несовершеннолетних. За 9 месяцев этого года усыновлен 321 ребенок.

    За последние пять лет 2724 ребенка обрели семью в Беларуси, а 278 детей — в Италии, с которой у нас согласована процедура международного усыновления.

    statkevich@sb.by


    Калі ўсе дома

    Сем усыноўленых дзяцей: шматдзетны бацька падзяліўся вопытам

    Дарослыя часта паўтараюць фразу: «Усё лепшае — дзецям». Але ці ведаюць яны, што для дзяцей лепш за ўсё? Некаторыя думаюць, што цукеркі, цацкі ды іншыя даброты. А на самай справе для іх важна, каб тата і мама былі побач. Самае галоўнае права дзіцяці — права на сям'ю. Так лічыць і небеспадстаўна Станіслаў — бацька васьмі дзяцей, адзін з якіх біялагічны.

    «Давай усынавім дзіця!»


    — Мы з жонкай заўсёды станоўча ставіліся да ўсынаўлення, але думалі пра гэта абстрагавана — «добра было б», — распавядае шматдзетны бацька. — Потым неяк убачылі па тэлевізары сацыяльны ролік, як тата, мама і дзіця ідуць, узяўшыся за рукі. Унізе надпіс — Нацыянальны цэнтр усынаўлення. І мы амаль адначасова сказалі адзін аднаму: «Давай усынавім дзіця!» Сын успрыняў нашу ідэю станоўча.

    На хуткі поспех не разлічвалі, але паступова падрыхтавалі неабходныя даведкі, прайшлі медкамісію, псіхалагічнае тэсціраванне, курсы. А потым рыхтаваліся да сустрэчы са сваім новым членам сям'і.

    — На самых першых занятках у НЦУ паўстала такое прыкранькае пытанне: «А раптам найлепшых ужо разабралі?» Псіхолаг супакоіла: «Не хвалюйцеся, вашыя дзеці ад вас не сыдуць. Вашыя будуць у вас», — успамінае Станіслаў. — Зараз разумею, што яна мела рацыю: міма свайго дзіцяці ты не пройдзеш. Паглядзіш яму ў вочы і зразумееш — ён твой.

    «А чаго баяцца?»

    Першым сям'я ўсынавіла двухгадовага хлопчыка. Потым прымалі адразу па двое. Стараліся падбіраць так, каб тыя, якіх усынавілі раней, былі старэйшыя за наступных. Такім чынам лягчэй выконваць сямейныя правілы: малыя назіраюць за паводзінамі старэйшых братоў і сясцёр і iх капіруюць.

    — Што сказаць пра адаптацыю? Бывае, першы час дзеці не злазяць з рук, ім патрэбныя тактыльныя адчуванні. Звычайна тыдзень-два праходзяць нармальна, а потым пачынаецца прыцірка характараў, хто каго. Даводзіцца пераканаўча займаць сваю пазіцыю, паказваць, што дзіця любяць і паважаюць, але ён павінен слухаць старэйшых. Хоць, успамінаю, што мы з братам вытваралі, гэтым малым такое і не снілася. Яшчэ кожнае дзіця выдзяляе маму ці тату. Наш першы ўсыноўлены быў заўсёды бліжэй да жонкі. Хтосьці, наадварот, да мяне. Галоўнае, што яны адчуваюць сям'ю, наша духоўнае сваяцтва, — дзеліцца вопытам Станіслаў.

    Новых дзяцей у сям'і заўсёды прымалі з вялікай радасцю. Хлопчыкі і дзяўчынкі паміж сабой сябруюць.

    — Наша асяроддзе ставіцца да нас і дзяцей нармальна. Добрых людзей больш, пагадзіцеся. Нехта дапамагае рэчамі. У нас усё есць, але прымаем, каб не пакрыўдзіць чалавека, — кажа суразмоўца. — Мы даўно адзіны арганізм, сям'я. Думалі ўзяць яшчэ дзяцей, але потым зразумелі, што трэба гэтых «падняць».

    Пакінуўшы ў мінулым горад, зараз вялікая сям'я жыве ў вёсцы і трымае невялікую гаспадарку. Асноўныя прыярытэты ў развіцці дзяцей — музыка, спорт, мастацтва.

    — Мне неяк суддзя задаў пытанне: «А ці не баіцеся вы?» На гэта я адказаў: «А чаго баяцца? Падчас вайны мая бабуля ўсынавіла яўрэйскую сям'ю. Хоць яе за гэта маглі расстраляць. Але зараз жа не вайна, таму баяцца няма чаго. Трэба ісці за сваім сэрцам. Важна толькі каханне. Яно здольна перамагчы ўсё».

    Юлiя АНАТОЛЬЕВА.


    Подруги по счастью

    Только мама: усыновить ребенка может и незамужняя

    Навстречу мне идет улыбчивая женщина. Перед ней в коляске сидит человечек, вокруг которого вот уже полгода вращается ее жизнь. Полуторагодовалая Машенька в красивом розовом комбинезоне еще не умеет говорить, но уже может бегать и обнимать свою новую маму.

    Синие босоножки и красные щеки

    Ольга рассказывает, что малышку изъяли из семьи, когда ей было всего два месяца. До этого родителям давали шанс. И не один. А они словно не понимали, чего могут лишиться. Потом ходили в Дом ребенка, навещали свое чадо. Не более того. Казалось бы, могли сделать все возможное и невозможное, чтобы вернуть малышку в семью. Однако безалаберный образ жизни взял верх.

    Ольга всегда знала, что будет мамой. Вот только встретить папу не получилось, да и здоровье не оставило шансов родить самой. Идею усыновить малыша не отвергала, просто откладывала на потом. Узнав, что подруга собирается в Национальный центр усыновления, наконец, решилась.

    — Она тоже мечтала о дочке, — добавляет Ольга. — Документы мы собрали быстро, буквально за несколько недель, а потом нам повезло сразу попасть на курсы усыновителей — обычно они проходят раз в полгода. Мне удавалось выкраивать время: на работе до последнего никто не знал, что я собираюсь в декретный отпуск. В курсе были только самые близкие.

    Перед знакомством с девочкой Ольге рассказали о ее здоровье и бывшей семье.

    — Когда впервые увидела Машу, сердце не екнуло, как рассказывают некоторые усыновители. Девочка мне очень понравилась, и я поняла — надо брать. Запомнился ее модный джинсовый сарафан, синие босоножки и красные щеки, — говорит собеседница.

    Затем последовал калейдоскоп событий — посещения Дома ребенка, суд и звонок: «Приезжайте, забирайте Машу!»

    — Когда приехали домой, она посмотрела по сторонам и начала рыдать. Так и просидели с ней три часа. А потом начались будни: покормить, помыть, погулять. Порой сама не успевала поесть — все время отдавала малышке.

    Что немаловажно, Ольгу поддержали родственники. Новоиспеченные бабушка с дедушкой сразу приняли Машу как родную.

    — У нас даже дни рождения рядом: Маша родилась 1 июня, в День защиты детей, а я 2 июня, — удивляет таким совпадением Ольга. — К слову, данные дочки я не меняла. Даже имя и отчество ее родного отца вписала в документы. На суде обязали только, когда Маша подрастет, рассказать ей о сводных братьях и сестрах.

    Быть мамой

    В новом статусе Ольга уже почти полгода. Выправила все документы дочери, поставила на очередь в детский сад и продолжает наслаждаться долгожданным материнством.

    — Мне как-то в интернете написала одна барышня: «Вы лишили Машу возможности обрести полную семью». Конечно, ее слова ранили. Но у девочки была семья, и где сейчас ее родители?.. Никто не знает, как в дальнейшем сложилась бы судьба моей доченьки, останься она в Доме ребенка.

    Каждый лишний день, проведенный в его стенах, бесспорно, не делал Машу счастливее. Сейчас у нее есть своя комната, а не квадратный метр казенной кроватки, в которой она проводила много времени. Много собственных игрушек. И новая мама, которая своей нерастраченной любовью окутает малышку, согреет ее сердечко и вырастит из нее полноценного человека.

    Ирина КУЛИКОВА.

    Все имена героев изменены.

    Автор: СТАТКЕВИЧ ЮлияРэспубліка
    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)