20 Июля, 2019 Суббота

Кто доставит огонь II Европейских игр на вершину Монблана?

  • 23 апреля 2019 Общество 0

    13 апреля мы начали публикацию материалов о том, как команда белорусских альпинистов 4 — 6 мая будет совершать восхождение на высочайшую точку Европы — гору Монблан — с огнем II Европейских игр. Сегодня представляем восходителей.

    Владислав Каган, восхождение на Монблан, август 2016-го.

    Спрашиваю у руководителя экспедиции, председателя Белорусской федерации альпинизма Александра Годлевского о том, сколько в нашей «плоской» стране альпинистов. «Чистых» не так и много, — признается он, — менее пятисот. Это ведь достаточно дорогое увлечение. Цена экипировки начинается от двух — двух с половиной тысяч долларов, любая экспедиция — от тысячи и выше». Но серьезные достижения у наших альпинистов есть.

    Возьмите, например, звание «Снежный барс». Оно было учреждено в 1967 году и дается человеку, который покорил все семитысячники бывшего СССР: Победы (7.439 м), Хан‑Тенгри (7.010 м), Исмоила Сомони (бывший Коммунизма, 7.495 м), Ленина (Абу Али ибн Сины, 7.134 м) и Корженевской (7.105 м). В белорусской экспедиции, которая отправляется на Монблан, два «Снежных барса»: минчанин Владислав Каган (значок № 600) и Денис Жидков (значок № 656) из Бреста. Самым сложным из «советских» семитысячников считается пик Победы: «Почти за сорок лет на этой вершине побывало меньше двадцати наших соотечественников. К 1982 году, когда белорусская команда впервые, и только с третьей попытки, зашла на Победу, на горе сложился отрицательный баланс. Это значит, что число поднявшихся было меньше, чем погибших при ее покорении. Даже сегодня, в эпоху суперснаряжения, экипировки, эффективного питания, медицины и методов подготовки, случаются годы, когда туда никто не может зайти. В таких случаях говорят, что гора не пускает». Мы оба надеемся, что Монблан пустит. В мире всего 658 «Снежных барсов», из них 15 — белорусы. «Эверест покорить проще, чем стать «Снежным барсом», — говорит Александр Годлевский: на высочайшую точку планеты поднялись более 8.000 человек.

    Денис Жидков, Карпаты.

    Есть еще один престижный международный проект — «Семь вершин», подразумевающий покорение высочайших пиков всех континентов. И в нашей команде есть человек, который в этот проект включился. Вадим Фролов признается: «Была мечта зайти на вершину Антарктиды массив Винсон (4.897 м) с белорусским флагом. Антарктида — очень значимый и загадочный континент, а массив Винсон — самая удаленная от человеческой цивилизации и труднодоступная вершина». 4 января 2017‑го Вадим стал первым белорусом, его покорившим. А в ноябре того же года стал первым (и в обоих случаях пока единственным) белорусом, поднявшимся (альпинисты обычно говорят «зайти») на высочайшую точку Океании — пирамиду Карстенс (Джая, 4.884 м). Она находится в Папуа-Новой Гвинее. Вадим признается, что поначалу из‑за сложной ситуации внутри страны подъем запретили. Но ребята подписали в полиции бумаги, что, если с ними что‑то случится, искать и спасать не надо — и пошли. Поднялись и вернулись — отчаянные, что ни говорите, люди эти альпинисты. Отчаянные — да, впадающие в отчаяние — никогда. Теперь в мечтах у Вадима Фролова Эверест.

    Вадим Фролов на высочайшей точке Антарктиды — пике Винсон.

    Так кто из нашей команды в десять человек доставит огонь II Европейских игр на вершину Монблана? Годлевский карты не раскрывает:

    — Я настроен на то, что мы все постараемся совершить тренировочное восхождение, чтобы на вершину поднялись все. Но может так случиться, что не все с огнем. Даже если будут складываться идеальные погодные условия, для того чтобы принести огонь от отметки 1.700 м (недалеко от Курмайора, где состоится церемония передачи огня альпинистам. — Авт.до отметки 3.100 м (где будет разбит базовый лагерь, из которого начнется восхождение. — Авт.), нужно потратить 7 или 9 часов. Почему я должен загнать всю команду? У нас должны быть свежие силы. Све‑жи‑е (произносит по слогам. — Авт.). Всегда. Это горы. Мы не знаем, что произойдет завтра. А команда у нас очень интересная.
    «Опытными волками» Годлевский называет Владислава Кагана и Виктора Лутова. В 2006 году они в одной связке поднялись на Эверест и водрузили на его вершину государственный флаг Беларуси. Для Кагана, кстати, это был не первый подъем на высочайшую точку планеты. А в обычной «земной» жизни он инженер, обладатель медали «За трудовые заслуги». На Монблане уже был, так что в некотором смысле будет проводником для всей команды.

    Виктор Лутов — кандидат технических наук, обладатель медали «За трудовые заслуги». Помните, в прошлый раз Годлевский говорил о том, что альпинизм — спорт высокообразованных людей? Так и есть. Лутову до звания «Снежный барс» не хватило буквально ста метров: не дошел до вершины пика Победы. Это в обычной жизни 100 метров — «какие‑то», а когда забираешься на такую высоту, могут оказаться бесконечными. «В альпинизме такие обстоятельства бывают», — говорит Годлевский. У Лутова в активе — три восьмитысячника.

    «Это мужественные, сильные, опытные ребята. Я пока не могу сказать, на каком этапе кто будет работать. Героическое может размещаться в любом теле. Мы же сегодня не знаем, какие возможности будут у человека на момент восхождения: кто будет сильнее, кто слабее», — размышляет вслух руководитель экспедиции.

    Почти половина нашей команды — четыре человека — из Бреста. 36‑летний Денис Жидков — воспитанник горно‑спортивного клуба «Цитадель», стал «Снежным барсом» в позапрошлом году. В 2014‑м вместе с Михаилом Войтюком награжден престижной премией «Хрустальный пик» сайта www.risk.ru в номинации «Лучший Outdoor‑проект» за поход по Центральному Памиру с восхождением на пик Корженевской и траверсом пика Коммунизма.

    В команде идут братья Войтюк: старший Михаил уже покорил несколько вершин на пути к званию «Снежный барс» (Победы, Хан‑Тенгри, Исмоила Сомони и Корженевской), у младшего Александра в активе три семитысячника. А ведь ему всего 24 года, он — самый молодой участник нашей разновозрастной команды.

    Михаил Макеенко на пике Одесса, известном также как «Высота 4810».

     — Миша Макеенко тоже из Бреста, — продолжает представлять ребят Годлевский. — В прошлом году был руководителем восхождения на пик Одесса. Кстати, потрясающий пик, его высота, как у Монблана, 4.810 м. Но там скальный маршрут, почти 1.500 м вертикальной каменной стены.

    Во время подъема ночевать приходилось и сидя, и даже вися: на вбитых в скалу крючьях закрепляется палатка или гамак, и альпинисты ночуют прямо над пропастью. Для этого нужна и выдающаяся физическая подготовка, и сила духа. В том восхождении участвовал еще один член нашей команды — Максим Винчевский. «Хороший, серьезный парень», — характеризует его Годлевский. С 2010 года Михаил Макеенко, которому в этом году исполнится 30 лет, совершил более 80 восхождений в разных горных районах мира. А этой зимой поднялся на пик Исмоила Сомони (бывший Коммунизма). «Зимнее восхождение — очень престижное, — объясняет Александр Годлевский. — Я рассчитываю, что Миша будет одним из лидеров нашего восхождения на Монблан».

    Артем Барбулат. На восхождении в альпийском лагере Уллутау.

    Артем Барбулат недавно вернулся из альпинистского лагеря в Казахстане. Ребята, уверяет Годлевский, к восхождению с Пламенем мира серьезно готовятся: «Все постоянно в движении». Артем — врач анестезиолог‑реаниматолог.

    — Он с аптечкой пойдет? — уточняю.

    — Да, с аптечкой. Но и с ледорубом тоже. Доктор у нас будет, так что не волнуйтесь.

    Но я, конечно, волнуюсь, потому что моя главная задача — не стать для этих отлично подготовленных ребят обузой. «Хорошие ребята. Очень», — подводит итог Годлевский. Им все по плечу, думаю я. И рядом с ними мне не страшно. Ну почти.

    В нашей следующей публикации — рассказ о том, каким маршрутом пойдет белорусская команда.

     Инесса ПЛЕСКАЧЕВСКАЯ.

    plesk@sb.by

     

    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)