20 Июля, 2019 Суббота

Чистые труды

  • 14 мая 2019 Общество 0

    Лечебно-трудовой профилакторий номер пять расположился в лесной зоне под Новогрудком. До ближайшего населенного пункта — 27 километров. Высокий забор с колючей проволокой надежно укрывает от любопытных глаз жизнь тех, кого суд определил жить и трудиться под пристальным вниманием и контролем людей в форме МВД. Корреспонденты «Р» заглянули по ту сторону бетонных стен и узнали, что и как меняет ЛТП в жизни человека с алкогольной зависимостью. 


    Если проходит сотрудник ЛТП — все «граждане» обязаны встать.

    Удочку оставить дома

    — А где озеро-то?!

    Такую недоуменную реплику выдал один из новичков ЛТП-5. Он приехал сюда с… сачком. Рыбу ловить. Родственники сказали: там отдохнешь, подлечишься, профилакторий же. Увидев забор и людей в погонах, едва не протрезвел. Даже тот факт, что расположился ЛТП-5 на территории бывшей воинской части, символичен: дисциплина и порядок здесь, без преувеличения, армейские. 

    Идем по территории с начальником ЛТП-5 полковником Сергеем Радюком. «Постояльцы», или, как их официально величают, «граждане», дружно останавливаются, кто сидел на лавочке — обязательно встают. Таковы нормы приветствия. Все, кого мы встречаем, что называется, при деле — кто несет матрасы на дезинфекцию, кто красит стену здания, а вот группа движется строем в сторону производственной зоны — там «граждане» изготавливают корзины, поддоны, деревянные бобины для кабеля на продажу. Хозяйство здесь большое и функционирует автономно — своя котельная, пищеблок, станция обезжелезивания, пекарня. На всех объектах работают «граждане». Кстати, уборка территории и всех помещений тоже осуществляется самостоятельно.

    По лицам здешних обитателей сложно прочесть их настоящий возраст. Из-за характерного синюшного оттенка кожи, взгляда исподлобья и отсутствия зубов многим накидываешь лишний десяток, а то и два. Биографии их однообразны: пил, скандалил, имел проблемы с органами правопорядка. Скудны и профессиональные достижения: если и есть рабочая специальность, то навыки ее из-за беспробудного пьянства зачастую утрачены. Правда, попадали сюда и зарекомендовавшие себя специалисты — и некогда уважаемый полковник, и когда-то востребованный инженер, и известный в стране и за ее пределами живописец. И даже пару врачей-наркологов. Один, кстати, уйдя из этих стен, не только завязал с алкоголем, но в соседнем районе стал успешно практиковать. К доктору, который изведал силу зеленого змия на собственной шкуре, доверие пациентов с алкоголизмом выросло в разы. День ухода из ЛТП считает вторым днем рождения. 

    Спиртного не ищи

    Первые две недели после поступления в ЛТП новички находятся в карантине в медчасти — их обследуют на предмет инфекционных и паразитарных заболеваний. Если чесотка или вши — пролечивают, если ВИЧ — назначают антиретровирусную терапию. Случаи и того и другого — обычное явление. С помощью медикаментов снимают симптомы алкогольного отравления. Ну и, само собой разумеется, доступ к алкоголю здесь закрыт. 

    Добыть спиртное для «гражданина» здесь проблема — дисциплина армейская, контроль строжайший.

    Интересуюсь, есть ли все-таки у «граждан» шанс добыть спиртное. Особенно с учетом того, что часть из них работает по договорам найма за пределами ЛТП — на строительстве дорог, в сельском хозяйстве.

    — Если бы вы это спросили, когда я только приехал сюда работать, то я бы сказал — да, — говорит Сергей Радюк. Полковник в ЛТП-5 старожил, работает здесь более четверти века. — До 250 пьянок в год когда-то допускали. А сейчас при самом худшем раскладе случаи единичны. Дисциплина с каждым годом все строже. За подобный проступок — сразу в дисциплинарную комнату, а там даже курить запрещено и по телефону разговаривать. 

    Дисциплинарное взыскание предусмотрено и за то, что отлыниваешь от работы, — в прошлом году 6 инцидентов подобных было. Трудиться, понятно, большинство здешних «постояльцев» совсем не хотят — некоторые не знали, что это такое. И кое-кто пытается хитрить. Жалуются на плохое самочувствие, записываются к врачу и не идут туда. А за примерное поведение и добросовестную работу между тем предусмотрен крутой бонус: по окончании шести месяцев можно написать заявление о сокращении времени нахождения в учреждении. 

    След от шпалы на лице

    Знакомимся с одним из тех, кто скоро уедет домой. Завхоз 7-го отряда Сергей О. Из Гомеля, 33 года. В отличие от большинства своих товарищей окончил университет по специальности «Правоведение» и даже имеет стаж работы по этой специальности. На вопрос, как он, образованный, сюда попал, улыбнулся: «Пьяница, люблю погулять». 

    В ЛТП своя большая производственная база.

    То, что болен алкоголизмом, здесь признают нечасто, хотя у всех диагноз — синдром алкогольной зависимости — имеется. Зато Сергей охотно говорит о том, что собирается делать, когда выйдет из этих стен:

    — Вернусь на работу — брат обещал устроить на предприятие по установке окон из ПВХ. 

    Задаю самый главный вопрос:

    — Что дали вам полгода жизни здесь?  

    — Увидел перспективы в переносном смысле этого слова, — после небольшой паузы произносит парень. — Есть здесь один тип, на десять лет меня моложе. У него, знаете, на черепе такая вмятина… от железнодорожной шпалы. Допился.

    Все говорят о том, что больше в эти стены не вернутся. Так и 28-летний Александр Б. из Гродно. Родился в пьющей семье, приобщиться к спиртному особенно «помог» брат: умерли родители и они остались жить одни, бутылка в доме всегда была. После школы работал полеводом на сельскохозяйственном предприятии... 

    — Утром голова болит, на работу идти не могу, — рассказывает парень. — В итоге начальник с участковым меня сюда определили. Когда вышел, целый год не пил. Наверное, поэтому и познакомился с одной девушкой. Она вообще не употребляет, из хорошей семьи. Но в компанию позвали — и я слетел с катушек. Здешние врачи мне посоветовали cменить окружение, научили, что надо говорить, когда позовут выпить. Если девушка меня поддержит, буду с ее друзьями общаться, тогда, думаю, смогу быть трезвым. 

    Около 30 процентов «граждан» в ЛТП попадают повторно. Один товарищ возвращался сюда… семнадцать раз. 

    Вместо кодирования — психотерапия

    Находясь в стенах ЛТП, два раза в неделю «граждане» обязательно посещают врача-нарколога и два раза — психолога. Занятия длятся по часу-полтора. Все остальное время — труд. В выходные дни — встречи с представителями общественных объединений анонимных алкоголиков и наркоманов, священнослужителями. Есть своя церковь — на службу никто ходить не заставляет, но каждый раз человек пятьдесят на ней собирается.

    Занятия пескотерапией в психологической лаборатории.

    Эффективность результатов от пребывания в ЛТП местные специалисты оценивают трезво. Начальник психоневрологического кабинета врач-психиатр-нарколог Алексей Чубрик констатирует: контингент здесь крайне сложный. Большинство «граждан» даже не могут вспомнить, когда они до ЛТП были трезвыми. Примерно около трети осознают, что у них зависимость. И только около 5 процентов действительно готовы поменять что-то в своей жизни. 

    — Кодируем, только если человек об этом просит, — говорит Алексей Чубрик. — В последние годы практика этого метода у нас сходит на нет. Раньше больные часто просили об этом, чтобы заслужить право досрочного ухода отсюда. Когда стали объяснять, что кодирование никак не повлияет на это, перестали это делать. Только один человек в этом году изъявил желание закодироваться перед выходом из ЛТП, чтобы надежнее удержаться от выпивки. Так что сейчас делаем упор на психологическую диагностику и терапию, предварительно с помощью тестов выявляя тех, кто способен принять помощь. 

    Полсотни «граждан» приходят на службу в церкви.
    С 2011 года сотрудники ЛТП ежегодно делают запросы в соответствующие органы по месту жительства, чтобы проследить судьбу, употребляют ли спиртное, трудоустроились ли, имеют ли проблемы с правопорядком. По имеющимся данным, примерно 25 процентов выходцев из ЛТП меняют свою жизнь к лучшему. Правда, признает Алексей Чубрик, статистика ненадежная: далеко не на все запросы ЛТП приходят ответы. 

    Недавно в ЛТП-5 внедрили пилотный проект по комплексной реабилитации и адаптации людей с алкогольной зависимостью, предусматривающий возвращение социального, личностного и трудового статуса. Предметно работают с 22 гражданами, изучая их психологические особенности, склонности, занимаются их образованием и даже обучают некоторым профессиям. Правда, о каких-то результатах, признаются специалисты, пока говорить рано.

    — Для человека с синдромом алкогольной зависимости уже положительный итог, когда он уменьшил дозу спиртного или несколько дней не пьет, если он смог наладить отношения с близкими и устроился на любую работу, — подчеркивает нарколог.

    Один из бывших «постояльцев» не так давно в личной беседе признался: «Вы знаете, а лес ведь, оказывается, такой красивый». Это был деревенский житель, считай, в том лесу жил. Но беспробудные пьянки сделали его слепым к окружающему миру. После выписки он записался в группу анонимных алкоголиков и уже 5 месяцев не употреблял спиртное. Как долго продержится — сказать сложно. 

    В одном из помещений ЛТП-5 на стене цитата Конфуция, выведенная «гражданином» с художественными способностями: «Не тот велик, кто никогда не падал. А тот, кто падал, но вставал». 
    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)