23 Июля, 2019 Вторник

Долгий путь домой

  • 14 сентября 2018 Спорт Русский 0

    Сегодня мир открыт на все четыре стороны. Что там, за горизонтом? Хорошо ли там, где нас нет? Эти мысли кружат голову, манят в дорогу. Человек срывается с насиженного места и мчится искать счастье в дальние края. А потом вдруг видит реальность без розовых очков. Увы, очень часто «там» его никто не ждет, вокруг чужие люди, а заграничное счастье оказывается призрачным. Приходят усталость и разочарование. А следом понимание: самый надежный в жизни якорь, который никогда не подведет, даст тебе уверенность и спокойствие — это родной дом, своя родина. Значит, пора возвращаться домой! Мы представляем нашим читателям премьеру рубрики «Я нарадзiўся тут».

    Валерий Колодинский — человек известный не только в Бобруйске — в стране. Дважды — с начала 1996–го до конца 1997–го года и с 2002–го по 2004–й — возглавлял женскую сборную Беларуси по спортивной гимнастике, тренировал Елену Пискун — двукратную чемпионку мира. После развала Союза, когда его коллеги стали уезжать за рубеж, был одним из немногих, кто остался. И хотя престижных предложений из разных стран ему поступало немало, Колодинский покинул страну лишь в 2004–м. В Канберре — столице Австралии — прожил почти 10 лет. Достойные жилье, зарплата. Казалось бы, что еще нужно человеку для счастья? Но в 2013 году Валерий Викентьевич отказался продлевать контракт и вернулся на родину. Наш собственный корреспондент расспросила заслуженного тренера, как ему жилось все эти годы.

    — Уехать из Бобруйска? Не было ничего проще, — улыбается Колодинский. — 70–80–е — годы массовой эмиграции евреев в Канаду, Израиль, Австралию, США, Германию. Тогда говорили: евреи — не национальность, а средство передвижения. Я перефразирую: гимнасты — не профессия, а средство эмиграции. В 90–е наши были очень востребованы за рубежом и массово покидали свои «гнезда».

    Переехать в Австралию Колодинскому предлагали еще в 1996–м. Страна, где спортивная гимнастика была не на самом высоком уровне, готовилась к XXVII летним Олимпийским играм в Сиднее и нуждалась в профессионалах. Главному тренеру обещали золотые горы: достойную зарплату, перелет и проживание — за счет принимающей стороны. Но Валерий Викентьевич — тогда главный тренер белорусской женской сборной — не смог бросить «своих девчонок» (тогда он занимался с Пискун). К тому же у него были трое маленьких детей, брат, мама.

    Но предложения продолжали поступать. Колодинский вспоминает:

    — Перед чемпионатом мира 2003 года меня позвал к себе главный тренер женской сборной Испании. У нас тогда было мало перспективных спортсменов, сборная слабенькая, а мне хотелось работать на результат, и я задумался. А тут еще из английской федерации спортивной гимнастики привезли приглашение — там меня хотели видеть главным тренером, даже анонсировали: «растить» гимнасток будет белорус Колодинский». Но на Кубке мира в Париже я встретил Володю Ваткина, тренировавшего в свое время многократного чемпиона мира Ивана Иванкова, и он предложил прилететь в Австралию, где работал много лет. И я решил — лучше там, где наши есть. Хотя все равно колебался: мне было комфортно в своей стране, я вообще человек домашний. А 15–летний сын Стас, в силу молодости, характера более авантюрный, настоял: «Поедем!» И поехали — вдвоем. Поначалу я работал обычным тренером в Институте спорта, через год стал главным. Их институт — что–то типа наших Стаек, только в центре столицы. Прекрасные условия: общежития гостиничного типа, шведский стол, научный и медицинский центры, спортзалы. Полтора месяца там жили, после перебрались на съемную квартиру.

    Многие русскоязычные тренеры уехали за рубеж из–за денег. У главного тренера институтской сборной в Австралии была шикарная зарплата — 5 тысяч долларов. Через несколько лет мог бы купить домик на побережье океана. Не купил. Объясняет:

    — С тех денег на жизнь оставалось немного: съемное жилье — минус 1 тысяча в месяц, примерно 35% зарплаты съедал подоходный налог, плюс коммунальные услуги, которые недешевы, питание, одежда, отчисления в пенсионный фонд... Ваткины жилье купили, но они работали вдвоем: муж и жена. Я при желании тоже мог бы. «Трешка» стоит около 300 тысяч долларов, нужно было внести 10% — первый взнос и впоследствии выплачивать остальную сумму в течение жизни. Но у меня не было такой цели.

    Рассказывая о чужой стране, Валерий Викентьевич старается быть объективным:

    — Я легко адаптируюсь к новому, потому чувствовал себя в Австралии довольно комфортно. Быстро привык, что там руль в машине справа, а не слева, хотя многие русскоязычные, забыв, нередко выскакивали на «встречку». Привык, что кенгуру бродят, как у нас собаки, привык к сорокам–мэгпаям, орущим в 5 утра похлеще наших петухов. Даже к паукам и огромным ящерицам, от которых поначалу шарахался. Дети научили: бояться надо не крупных пауков, а маленького, с красным крестом на спине, укус которого смертелен. Австралия везде разная: в Канберре, которая далеко от океана, — горы, свежий воздух. Сидней совсем другой — современный мегаполис. Но первые впечатления от страны были — перевернутый мир, где все с ног на голову: в декабре на улице до плюс 40 в тени — лето, а в августе — минус 10 — зима! Снега почти не бывает, но случается град. Однажды выпал размером с куриное яйцо, побил всю мою машину. А еще в Австралии бывают страшные наводнения и лесные пожары. Я видел выжженный эвкалиптовый лес — печальное зрелище. И люди там другие, более открытые, раскованные. Страна многонациональная, не нужно извиняться за свой английский, потому что кругом множество людей, которые говорят, например, только на китайском и с остальными изъясняются жестами. Однако есть немало «но»: бюрократия процветает, без бумажки ты — никто. А еще я не мог даже намекнуть своей спортсменке, что ей необходимо скинуть лишних 5 кило. Это мог сделать только физиотерапевт. А ведь я тренировал элитных гимнасток. Хотя самое массовое направление гимнастики в Австралии — национальное: спортсмены занимаются и выступают за собственные деньги. Есть еще школьная гимнастика — что–то типа наших ДЮСШ.

    Дети Колодинского тоже увлекались гимнастикой. Сегодня старшая дочь Рената руководит студией современного спортивного танца «Мечта» в Бобруйске. Сына Станислава — гимнаста, профессионального футболиста — из большого спорта вынудила уйти травма. Ванесса — двукратная чемпионка мира по вольной борьбе.

    Близкие люди, оставшиеся на родине, — одна из причин его возвращения:

    — Мы с дочками за 10 лет всего раза 3 виделись, когда я приезжал в Бобруйск на 20–летний юбилей Ванессы и 80–летие мамы. И когда дочь ко мне прилетала. А перелет, между прочим, недешев — в одну сторону около 1.500 долларов.

    О том, что вернулся, Валерий Викентьевич не пожалел ни разу:


    — Многие, выросшие в СССР, были уверены: заграница — это рай. Стремились уехать. А уехав и даже устроившись по специальности, брали подработку. Коллега, осевший в Израиле, рассказывал про свой рабочий день: в 5 утра встал, пошел убирать спортзал, потом до вечера — тренировки, а после он развозит почту. И так не только в Израиле.

    В Беларуси Колодинский не остался без работы. И хотя снова главным тренером сборной страны не стал, по–прежнему тренирует детей. Его приглашали в Гродно, предлагали вдвое большую зарплату. Отказался:


    — По мне, что Канберра, что Гродно — все одно. Я люблю место, где родился, вырос, где прошли лучшие годы жизни. А тем, кто не понимает, почему вернулся, отвечаю: бобруйчанин — это диагноз.

    5 лет назад Ванесса попросила вернувшегося отца поработать с ней в спортзале — надо было приходить в форму после родов. Колодинский вспоминает:

    — Ванессу из роддома в спортзал принесли, а в 4 года она уже разные акробатические элементы делать умела. Теперь ее сын Савелий на батуте растет, заправски лазает по канату, делает сальто, подъем с переворотом. А полтора месяца назад старшая дочь подарила мне внукa, теперь у меня два внука и две внучки. Так что если отправят на пенсию, буду наслаждаться родным городом и общением с родными людьми.

    kislyak@sb.by

     

     

    СБ. Беларусь сегодня
    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)