17 Декабря, 2018 Понедельник

Политический триллер

  • Инесса Плескачевская 20 ноября, 2018 в 09:39
    0

    В новом скандале вокруг премьер–министра Чехии смешалось все: политика, отцовские чувства, разбирательство вокруг незаконных евродотаций, Крым, российский след и, конечно, спецслужбы — куда ж без них? Если бы я писала политические триллеры, мне даже не нужно было бы придумывать сюжет — достаточно обыграть тот, что разворачивается на глазах.

    Разбирательство вокруг компании «Ферма «Гнездо аиста», которая в 2007 — 2008 годах входила в холдинг Agrofert, владельцем которой являлся один из богатейших людей и премьер–министр Чехии Андрей Бабиш, длится несколько лет. Но не помешало Бабишу возглавить правительство. Его обвиняют в том, что «Гнездо аиста» незаконно получило 50 млн крон (почти 2 млн евро) дотаций ЕС. Компания несколько раз меняла владельцев — после Agrofert принадлежала ZZN AGRO Pelhrimov, которым владели дети и гражданская жена Андрея Бабиша. После получения дотаций «Гнездо» вошло в компанию Imoba, которая входит во все тот же Agrofert. Еврокомиссия порекомендовала чешскому министерству финансов (Бабиш возглавлял это министерство до того, как стал премьером) исключить «Гнездо аиста» из числа получателей европейских дотаций, что и было сделано. Следствие продолжается, Бабиш возглавляет правительство, политические соперники и враги множатся.

    Интернет–издание Seznam разыскало в Швейцарии сына чешского премьера Бабиша, тоже Андрея, и задало ему несколько вопросов. Ответы на них вывели на улицы Праги почти пять тысяч человек, скандировавших: «Эстебак!» (чехословацкая StB — аналог советского КГБ), «В отставку!», «Андрея в крим!» Последнее особенно примечательно из–за сходства звучания в чешском языке слов «Крым», что означает Крым, и «крим», что в разговорном языке означает тюрьму. Потому что, как сказал журналистам Seznam Андрей Бабиш–младший, люди отца насильно увезли его в Крым и удерживали там для того, чтобы он не смог дать показаний. Он говорит, что подписывал какие–то бумаги, но не знает их содержания. Тут нужно сказать, что Андрей–младший и его сестра, дети премьера Бабиша от первого брака, освобождены от дачи показаний по медицинским показаниям (извините за тавтологию). Теперь их диагнозы стали достоянием общественности: дочь страдает от биполярного расстройства (это психическое заболевание), сын — от шизофрении. «Мой сын был госпитализирован в июле 2015 года после того, как полицейские нашли его на трассе D1. Он говорил о несуществующих вещах и его поместили в психиатрическую больницу в Гавличковом Броде, а затем в Национальный институт душевного здоровья, — говорит Андрей Бабиш и добавляет: — Если кто–то без спроса заходит в квартиру и злоупотребляет состоянием человека, больного шизофренией, то у меня нет слов». Это, конечно, напрасно. У политика, тем более премьер–министра, слова должны быть всегда и на все.

    Вот у других политиков слова, конечно, нашлись. Шесть оппозиционных партий и почти весь сенат требуют, чтобы Андрей Бабиш, а вместе с ним и правительство ушли в отставку. Социал–демократическая партия, партнер движении ANO, которое основал тогда еще просто миллионер Бабиш и которое победило на последних парламентских выборах (октябрь 2017), получив почти 30%, выходить из коалиции и правительства не спешит. Потому что на внеочередных выборах проиграет, как проиграла в октябре 2017–го. Коммунисты, без поддержки которых коалиция ANO и социал–демократов недееспособна, Бабиша поддерживают. Оппозиции его не скинуть: его поддерживает президент Чехии Милош Земан: «Если вопреки моим ожиданиям правительство не сможет получить вотум доверия, то, после ухода Андрея Бабиша в отставку, я поручу составить новое правительство снова Андрею Бабишу. У меня есть на это две попытки. Кроме того, согласно Конституции, правительство в отставке может править, скажем, несколько месяцев. К тому времени ситуация точно успокоится и горячие головы остынут».

    Как показывают недавние опросы общественного мнения, 58% опрошенных считают, что правительство Андрея Бабиша улучшило экономическую ситуацию в стране. Но 70% считают, что премьер раскалывает общество.

    Но вот какой еще важный для меня и людей моей профессии вопрос не дает мне покоя: как далеко мы имеем право заходить в своем расследовании? Сына чешского премьера нельзя принудительно заставить явиться в чешский суд: он гражданин Швейцарии. Журналисты снимали его скрытой в очках камерой — он не знал, что его снимают. Насколько это сочетается с журналистской этикой? Конечно, можно сказать, что это расследование проводится в интересах общества и что в этом случае у премьера нет права на личную жизнь. И я с этим соглашусь. Но нарушено право личной жизни и врачебная тайна не в отношении премьера, а в отношении его сына, который не стремится на первые полосы газет. И разве смогут правоохранительные органы использовать материал, добытый таким способом? Сильно сомневаюсь.

    А еще я думаю о том, что когда Андрей Бабиш решил податься из бизнеса в политику, полагая себя закаленным в любых боях человеком, он даже не думал, что диагнозы его детей (а ведь больные дети — горе для любого родителя) будет обсуждать вся страна. Политика — только для тех, кто умеет держать удар. Даже когда бьют наотмашь и по самому больному.

    plesk@sb.by

     

     

    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)