17 Декабря, 2018 Понедельник

Чужой боли не бывает

  • Людмила Габасова 26 ноября, 2018 в 09:38
    0

    «Нет болезни телесной отдельно от души». Эти слова Сократа часто вспоминают, говоря о раке. Трактуют их двояко. Мол, все дело в стрессах, которые буквально атакуют современного человека. Но четкой связи с онкологическими заболеваниями здесь пока не установлено. Зато древнегреческий философ совершенно прав в другом: нельзя оставлять пациента наедине с его страхами, тревогами, шоком, отчаянием... Многим, чтобы противостоять болезни, нужен своеобразный парашют. Слово, живое участие, новый навык справляться со своими переживаниями. Из такого понимания исходили  в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н.Н.Александрова, когда принимали решение расширить собственную психологическую службу. Сейчас это уже целое медико–психологическое отделение из семи сотрудников: врач–психиатр, 2 врача–психотерапевта и 4 медицинских психолога. И это только начало большого пути, считает заведующая отделением Екатерина АВЕРКОВА. Настраивается, отлаживается целая система, которая будет всячески помогать и пациентам центра, и их семьям, и самим медикам, которые, конечно, не могут не сопереживать чужой беде.




    — А здесь у нас комната для групповой терапии, — показывает Екатерина Григорьевна недавно выделенный отделению кабинет. — Он будет специально оборудован — заказана комфортная мебель, мягкие удобные кресла с подлокотниками, подголовниками для проведения музыкотерапии, видеопроектор для кинотерапии. А также оборудование для сеансов арт– и телесно–ориентированной терапии. Совсем скоро свои двери распахнет «психологическая гостиная» — это своеобразная школа пациента, но в психологическом направлении. Увеличилось и количество отдельных кабинетов для индивидуальной работы с пациентами. Уже везде в центре вывешены объявления о том, что есть возможность получить помощь психолога, врача–психотерапевта и врача–психиатра, кто именно из специалистов консультирует то или иное отделение, как нас найти, как записаться на прием. Причем сместился сам рабочий график. Если раньше наша служба работала с 8.30 до 17.00, то сейчас специалисты медико–психологического отделения принимают до 20.00. Ведь с утра все пациенты ждут обхода, обследований, что скажут врачи... А к 16.00 заканчиваются уже все процедуры, все капельницы, в это время многим удобнее прийти на консультацию. Более того, с появлением в штате психотерапевтов чаще стало назначаться медикаментозное лечение. Раньше это была прерогатива только врача–психиатра. Теперь же по нашим рекомендациям участковый терапевт может сразу выписывать пациенту по возвращении домой лекарство, скажем, от бессонницы, тревоги, депрессии.

    Да, это проблемы частые. Уже просто проходя обследование, которое, может, и не покажет ничего, человек весь на нервах. Что уж говорить, если опасения врачей подтвердились... «Выпишусь — буду сидеть дома, а выходить только в темное время суток», — говорят многие, кто столкнулся с последствиями химиотерапии и тяжелого хирургического лечения. В РНПЦ внутренне адаптироваться к новому этапу жизни помогает психолог. Если же пациент постоянно винит себя во всем, рыдает, не спит, потерял аппетит, в общем, выбит из колеи — назначается консультация психотерапевта. Разбор еще более тяжелых случаев депрессии, скажем, с суицидальными мыслями, — за психиатром. Впрочем, четкую границу тут сложно провести. Даже врачи могут путаться, кого к кому. Вот для них и разработали недавно форму–направление на консультацию, заполнив которую, доктор уже понимает, что именно требуется его подопечному. Со временем будет внедрена форма и для самого пациента — бланк со шкалами, где надо будет оценить свой стресс, тревогу, депрессию, отметить, нужна ли психологическая помощь. Но если человек пишет «не нужна», хотя уже отметил, что душевные проблемы имеются, сотрудники медико–психологического отделения сами к нему придут. Мало ли, может, он просто волнуется, стесняется, в чем–то недооценивает ситуацию? Боится каких–то социальных ограничений в будущем? Екатерина Аверкова уверяет: это ложный страх, на учет они не ставят.

    Все люди разные и переживают по–разному. На глазах специалистов порой разыгрываются настоящие драмы. Вот заболел муж — и жена раздвигает кровати в спальне. Вот молодой мужчина отказывается от лечения: «Лучше умру раньше. Не хочу, чтобы дети запомнили меня беспомощным!» Вот беременная мать четверых детей, когда встает перед выбором «или ребенок, или я», выбирает жизнь малыша, которому уже дала имя: «Все равно уйду, зато у него будут братья, сестры, отец». Кто возьмется судить, что разумнее?

    Медики тоже переживают, ведь каждый заинтересован если не вылечить пациента — максимально облегчить его состояние. И бывает, столько сил, времени, надежд вложено, его родственников знают по именам, а уже ничего невозможно сделать... Поэтому сотрудников РНПЦ в новом отделении собираются учить, как избежать эмоционального выгорания, сообщить плохую новость, не вовлечься в ситуацию слишком, когда ты уже перестаешь быть специалистом. Более отдаленная перспектива — курсы по повышению квалификации по онкопсихологии для коллег–психологов. И это будет не голая теория, а реальная работа с людьми на базе РНПЦ. Чтобы понимать, что такое операция и химиотерапия, что такое 24 часа под капельницей и выпадение волос... Тут нельзя легковесно бросить: «Что тебе эти волосы, они же вырастут!» Нельзя сказать ни слова во вред.

     СОВЕТУЕТ ЕКАТЕРИНА АВЕРКОВА




    Пациентам

    •  Это не первое стрессовое событие в вашей жизни. Вспомните, что помогало вам прежде справиться с переживаниями — может, поможет и сейчас? Но не замыкайтесь — подумайте, на кого в вашем окружении в эту трудную минуту можно больше всего положиться. И приходите на прием вместе с ним. Часто человек в кризисной ситуации слышит голос врача, но не запоминает суть — сознание суживается. Пусть ваш спутник запомнит все, а лучше запишет. Можно приходить даже со списком вопросов, чтобы ничего не упустить и потом не нафантазировать лишнего. В будущем, кстати, планируется разработать для онкопациентов специальные памятки с основными рекомендациями и контактами.

    • Врач — ваш союзник. Надо взаимодействовать продуктивно, доверять его опыту, не стоит бояться.

    • Бывают ситуации, когда о помощи просить надо — в этом нет ничего предосудительного. Причем просить предметно, конкретно. Ведь родные считают, что вам нужно одно, а вы — что совершенно другое. Вот и накапливается взаимное раздражение.

    • Если вы подписали отказ от лечения, никогда не поздно передумать.

    • Знайте: если вам в РНПЦ назначена медикаментозная терапия врачом–психиатром или врачом–психотерапевтом, а вы проживаете в районном центре, то для продолжения лечения вас направят к психиатру как специалисту широкого профиля, который обязан владеть методами психотерапии.

    • Поддержку может оказать сообщество онкопациентов «Во имя жизни», которое сейчас действует во многих регионах. Люди своим примером доказывают: с таким диагнозом можно не только жить, но и деятельно помогать другим.

    Родным

    •  Не отдаляйтесь друг от друга. Жизнь никогда не бывает гладкой. Это очередное препятствие, его вашей семье надо пройти вместе. Минуты, которые мы проводим в раздражении, злости, затем выливаются в годы вины, которую никак не загладишь. Если вам сейчас плохо, то вашему близкому хуже в 10 раз. Возможно, стоит обратиться за психологической помощью.

    • Думайте о том, как этот день прожить наиболее полноценно, заполнить чем–то — поступком, просто хорошим разговором. Больше говорите добрых слов друг другу, внутри их очень много.

    • обращайтесь к врачу.

    gabasova@sb.by




    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)