25 Марта, 2019 Понедельник

Транс-миссия: вся правда о гипнозе

  • Людмила Габасова 08 января, 2019 в 09:47
    0
    Для обычного человека гипноз — одна из самых мистических тем. А как же! Месмер, сомнамбулы, Мессинг, «зомби»... Это одновременно и притягивает своей таинственностью, и отталкивает: кому охота стать игрушкой в чужих руках? Между тем речь о методе, который психотерапия активно практикует полтора столетия и в котором внушение становится искусством. По меткому определению классика русской психиатрии Владимира Бехтерева, в отличие от логического убеждения оно входит не с парадного крыльца, а через черный ход, минуя сторожа — критику. Но это нисколько не умаляет ни пользы, ни эффекта, если применять гипноз в медицинских целях, а не для продвижения очередного «лохотрона».

    Да, сила внушения творит чудеса, подтверждает профессор кафедры клинической и консультативной психологии Института психологии БГПУ им. Максима Танка, член президиума правления Белорусской ассоциации психотерапевтов, психотерапевт единого реестра профессиональных психотерапевтов Европы, доктор медицинских наук Сергей ИГУМНОВ:

    — Скажем, в свое время проводились такие эксперименты. К коже прикладывали пятак и говорили человеку, что он получит ожог. В обычном состоянии это ничего, кроме скептической улыбки, не вызовет, а в состоянии гипноза действительно возникали ожоги даже II степени. Или другой исторический пример. В XIX веке в Копенгагене одному приговоренному к смерти убийце сообщили, что он будет казнен посредством вскрытия вены. Его привели к месту казни, завязали глаза, сделали поверхностный надрез, и на обнаженную руку полилась теплая вода — «кровь». Что вы думаете, через несколько минут преступник побледнел, потерял сознание и в агонии скончался, хотя в сосудах оставалось крови еще на целую жизнь. На почве внушения возникали даже целые психические эпидемии. Скажем, «тарантизма» в средневековой Европе, когда люди, уверовавшие, что их покусал ядовитый паук, считали единственным своим спасением совместный энергичный танец (так и родилась знаменитая итальянская «Тарантелла»). Именно силой самовнушения (а совсем не биополями или прочисткой чакр) объясняются и исцеления с помощью экстрасенсов, «заряженных» газет, амулетов, абсолютно бесполезных средств типа кремниевой воды.

    Внушить что–то можно только недалекому человеку?

    Это не зависит от образования и социального положения. Можно вспомнить знаменитого русского доктора Матвея Мудрова. Он пользовал как членов императорской семьи, так и придворных, но и простых людей тоже принимал. И готовил 3 вида порошков. В золоченую фольгу Мудров заворачивал снадобья для царской фамилии, в серебряную — для знати, а в обычную вощеную — для простолюдинов. И всем помогали его порошки при тех состояниях, которые бы в наши дни назвали бы психосоматикой: головных болях, ломоте в теле, перепадах настроения... Только после смерти врача его средства подвергли исследованию, и выяснилось, что химически они абсолютно нейтральны — содержат лишь карбонат кальция. Значит, работал другой эффект — внушения. Другое дело, что его воздействие зависит от обстановки, внешнего вида и авторитетности источника. Известно, допустим, что пациентов излечивало часто всего одно посещение легендарного доктора Боткина — такое к нему было безграничное доверие. Из той же оперы — способность исцелять, которую приписывали английским королям. Народ свято верил: если не работает наложение руки, значит, монарх ненастоящий, самозванец...

    В общем, на всякого мудреца довольно простоты. По большому счету, никто не может сказать с уверенностью: а мне никто «не заговорит зубы»! Но, конечно, более внушаемы люди с богатой фантазией, так называемого художественного типа. Большое значение имеет и психологическое состояние. Страх, гнев, другие сильные эмоции резко повышают внушаемость.

    Гипноз хорош только от алкоголизма?

    Если имеется в виду пресловутое кодирование, то сам за себя говорит факт: в 2015 году директор Московского научно–практического центра наркологии Евгений Брюн, главный нарколог России, официально запретил своим сотрудникам применять эту методику как не соответствующую принципам доказательной современной медицины. Но как элемент лечения гипноз действительно используется сегодня при борьбе с алкогольной и наркотической зависимостями, а также:

    • при неврозах,

    •  нарушениях сна,

    •  различных болевых синдромах,

    •  всякого рода дисфункциях органов и систем,

    •  для коррекции поведения, отклоняющегося от социальных норм.

    Особенно хороший эффект наблюдается у детей (причем чуть ли не с младенческого возраста) и младших подростков. Только здесь работает золотое правило: прежде врачу нужно убедиться, что, скажем, боль — это не следствие травмы, какого–то серьезного внутреннего заболевания. Кстати, гипноз применяется и в онкологии — тоже как компонент лечения наряду с другими методами.

    Можно вложить в голову что угодно?


    Ни под каким гипнозом нельзя заставить сделать то, что расходится с вашим чувством самосохранения или моральными принципами. Доказано даже на сомнамбулах — людях с высочайшей степенью природной внушаемости. Например, как–то знаменитый гипнолог Огюст Форель на глазах французских юристов продемонстрировал эксперимент с девушкой, которую в трансе можно было уложить, как натянутую струну, на спинках двух стульев. Стоило Форелю начать нашептывать ей на ухо всякие скабрезности, как сомнамбула вышла из глубокого транса и впала в истерический припадок...

    Это опасно для здоровья?


    Нет. Гипнотическое состояние — это вызванное внушениями естественное состояние гармонии, спокойствия и расслабленности. В течение дня мы неоднократно впадаем в легкий транс. Таким образом психика защищает себя от перегрузок. Но если лекарства назначаются, то о применении психотерапии доктор с пациентом должен договориться. Об использовании гипноза в том числе. То, что не объявлено, незаконно. И потом, во время сеанса обязательно прозвучит посыл: «Впредь в подобное состояние может ввести только врач и только с лечебной целью». Причем врач, хорошо знающий психиатрию. Иначе можно добиться совершенно незапланированного эффекта. Описаны случаи гипнофилии, когда пациент буквально преследует доктора, требуя снова и снова погрузить его в транс. Еще хуже, когда у человека психическое расстройство, при котором гипноз противопоказан. Типичная фраза психотерапевта «и мой голос останется с вами» тогда может вплестись в структуру внутренних «голосов» — и произойдет кристаллизация паранойи: так вот где враг!

    Самовнушение полезно?


    Аутотренинг — вполне. Это так называемая европейская йога, разработанная Иоганном Шульцом под образ жизни современного европейского человека. Здесь есть два уровня: аутогенная релаксация и аутогенная медитация. Им можно обучиться и применять для себя. Опять же, имея в виду, что, допустим, при декомпенсированной истерии любое внушение во вред.

    Как защититься от «бытового» гипноза?


    Чтобы избежать ситуаций в духе «сам не помню, как это со мной случилось», лучше не идти на поводу у навязчивых незнакомцев. Обычно они начинают с позитива, делают комплименты и быстро переходят к делу: просят деньги. Но пасуют перед теми, кто задает умные вопросы, уверен в себе, решителен. Резко разрывайте контакт — и не попадете под чужие чары.

    КСТАТИ

    Человек бессознательно плохо воспринимает частицу «не». Сколько ни говори страдающему фобиями: «Ты не трус» — в остатке же все равно останется «боюсь». Поэтому у психотерапевтов накопились вопросы к самой организации нашей жизни. Скажем, не слишком ли много вокруг запрещающих надписей типа «по газонам не ходить»? Может, их стоит как–то позитивно переформулировать? А листки–вкладыши в лекарствах? Сколько там негативных, пугающих формул косвенного внушения, способных вызвать у пациента одну мысль: «Нет, я не буду принимать эту химию»!


    Теги: 
    • {Нет тегов}

Комментарии (0)