14 Ноября, 2018 Среда

Интересы людей — в цене

  • Мария Друк 06 марта, 2018 в 12:40 Русский
    0

    Цены волнуют каждого из нас. Причем судим мы о них не по отчетам статистики, а по ежедневным тратам. «А там рост, как минимум, на 8-10 процентов за год. Если же услуги сюда добавить, то и больше, а не 4,5 процента или 6 процентов. Поэтому рост цен для населения по-прежнему является проблемой номер один», — во время отчета Правительства, Нацбанка, облисполкомов и Мингорисполкома об итогах работы экономики за 2017 год и задачах по обеспечению устойчивого экономического роста Александр Лукашенко так обозначил состояние дел. И поручил разобраться с ситуацией. Как будут развиваться события, узнавала «Рэспубліка».

     Несмотря на то что инфляция в прошлом году поставила исторический минимум, меньше переживать за цены мы не стали. Ведь, кроме средних цифр по стране, есть другое мерило — личная инфляция. Она формируется из наблюдений каждого из нас после ежедневных походов в магазин. И именно эти, личные, не совсем верные с научной точки зрения цифры и суммы волнуют нас. Насколько сильно? Этим вопросом в конце прошлого года задался Нацбанк. И решил раз в квартал поквартирно опрашивать тысячу человек во всех уголках страны. Свежие данные как раз подоспели. Что в них?

    Из приятного: инфляционные ожидания за последние три месяца снизились. Так, каждый десятый считает, что цены будут расти быстрее, чем сейчас. В ноябре такого мнения придерживались более 14 процентов. В то же время почти каждый десятый ожидает, что в ближайшие двенадцать месяцев товары подорожают более чем на четверть. Но в прошлом ноябре так думал каждый седьмой. Суммарно доля тех, кто «загадывает» инфляцию в 6—24 процента, превысила 53 процента. В ноябре этот показатель был меньше «полтинника». Причем за последний год примерно семь из десяти опрошенных посчитали, что цены прибавили от 6 до 25 процентов с лишним. Это дает повод для долгих рассуждений на кухне и недовольства. Поэтому Президент напомнил о своем требовании: сокращать инфляционные ожидания.

    Особое поручение — разобраться с причинами роста цен на молочку. Молоко, кефир, творог и масло многие из нас покупают чуть ли не через день. И то медики бьют тревогу: этого недостаточно. Среднестатистический белорус недоедает этих полезных продуктов. Не последнюю роль в этом играет стоимость их на прилавках. Килограмм развесного сыра – больше 10 рублей, бутылка кефира и молока – около полутора рублей, творог четырехпроцентной жирности – примерно рубль, пачка масла – 2,5—3 рубля. А ведь одной молочкой сыт не будешь. К тому же цены на нее, кажется, растут на глазах. Ранее на итоговой коллегии Министерства антимонопольного регулирования и торговли глава ведомства Владимир Колтович сокрушался: цены на эту группу товаров более чем вдвое превысили инфляцию. Но обосновать такую картину толком никто не смог…

    Впрочем, заверяет Владимир Колтович, ситуацию удалось взять под контроль и получить ответы на проблемные вопросы. Так, в прошлом году рост закупочных цен на молоко у производителей составил 19,6 процента. Отпускные цены переработчиков увеличились на 9,6 процента, торговые надбавки составляли 8—12 процентов. Именно последние цифры – ориентир для торговли, считает министр. Но есть случаи, когда ретейл не скромничает. Последний срез: в «Март Инн Фуд» торговые надбавки на творог пятипроцентной жирности составили от 15 до 22 процентов, в «Белинтерпродукте» — от 17 до 20 процентов. На молоко в «Март Инн Фуд» — 15—22 процента, в «Белмаркете» — 14—18 процентов. Непорядок. МАРТ намерен отработать с торговлей механизм предоставления, пусть и в добровольном порядке, информации по ценам от производителей и средних торговых надбавок по определенным товарам.

    Еще одно решение в развитие ситуации с молочкой — переработчиков включили в реестр доминантов. На нынешний год им установят уровень роста не выше базовой инфляции. Это 4 процента. Любое другое решение придется обосновывать. Тем, у кого есть смягчающие обстоятельства в виде, например, инвестпроектов, будут устанавливать индивидуальный индекс роста цен. Позиция министра следующая: «Цены либо устанавливаются рыночным путем, либо регулируются. Вакуума быть не должно. Если бы цены устанавливались рыночным путем, то на них влияли бы два индикатора: спрос и предложение на молоко и цены в сопоставимых странах. Но сегодня молоко не продается, и, к сожалению, должен сказать, что движение молока между областями — 1—5 процентов. То есть сельскохозяйственные производственные предприятия не видят порой «живой» копейки, потому что они привязаны в сырьевых зонах к переработчикам. В этой связи в облисполкомах были созданы облмясомолпромы, куда вошли переработчики. И мы увидели, что они сегодня регулируют цены, диктуют их производителю. Поэтому мы сформировали новую практику: деятельность доминантов регулируется, в том числе и ценовые параметры».

    Значит ли это, что молоко на прилавке подешевеет? Увидим своими глазами, насколько заявления сходятся с делом. От этого, кстати, будут зависеть и пресловутые инфляционные ожидания. Доверие — штука хрупкая.

    Теги: 

Комментарии (0)