15 Августа, 2022 Понедельник

С правом на заботу

  • 14 января 2016 Общество Русский 0

    «Вечерний Минск» уже писал о пожилых людях, которые передали свои квартиры государству в обмен на уход в старости и переселились в Городской дом-интернат для ветеранов войны и труда «Свiтанак». Однако кардинально менять жизнь вовсе не обязательно. При желании пенсионеры, заключившие договор ренты, могут и дальше оставаться в привычной домашней обстановке. Именно так и поступил Евгений Афанасьевич Кирейков.

    В настоящее время 10 квартир, переданных Мингорисполкому на основании ренты, используются в качестве арендного жилья. От сдачи их внаем в городской бюджет поступило 99 миллионов рублей. Это позволило компенсировать более 58 процентов средств, затраченных на реализацию эксперимента по предоставлению социальных услуг по договору пожизненного содержания.

    Держаться за четыре стены нет смысла

    Договор ренты с Территориальным центром социального обслуживания населения Ленинского района пенсио­нер заключил два года назад. Сейчас ему 80 лет, но выглядит Евгений Афанасьевич значительно моложе.

    — Как вам удается сохранять такую хорошую форму?

    — Все дело в движении, — улыбается пенсионер. — В молодости я бегал в парке Горького, серьезно занимался греблей. Не забываю и сейчас время от времени разминаться — до сих пор упражняюсь с обручем. По дому хожу босиком — это принципиальная позиция, тело должно дышать. По утрам принимаю контрастный душ. Вот, пожалуй, и все секреты.

    Готовит и убирает пенсионер сам. От помощи социального работника наотрез отказался. Но зачем в таком случае заключать договор ренты? Ведь, как правило, такое решение пожилые люди принимают с целью получить заботу и уход.

    — Во-первых, сейчас мне не нужно думать о коммунальных платежах, расходы по их оплате взяло на себя государство, — перечисляет плюсы соцобслуживания на основе ренты Евгений Афанасьевич. — Во-вторых, ежемесячно получаю ренту. Сейчас эта сумма составляет 630 тысяч рублей. На мой взгляд, неплохая прибавка к пенсии. Кроме того, в квартире должны сделать косметический ремонт, опять-таки за счет городского бюджета. Ну и, наконец, главный аргумент — мало ли что случится, все-таки возраст солидный, а присмотреть некому. Если пойму, что не в состоянии оставаться дома, могу рассчитывать на отдельную комнату в Городском доме-интернате для ветеранов войны и труда «Свiтанак» и полное государственное обеспечение. В настоящий же момент сил хватает, чтобы вести домашнее хозяйство самостоятельно. Я всю жизнь прожил один, привык рассчитывать на себя. Одиночество никогда не пугало меня. Всегда находил, чем себя занять. Еще со школьной скамьи

    увлекался теоретической математикой. Работал инженером-конструктором, а после выхода на пенсию всерьез заинтересовался научной литературой.

    — Как вы думаете, почему минчане не спешат заключать договор ренты с государством?

    — Людей можно понять, — отвечает пенсионер. — Они годами стояли на очереди на жилье, радовались, что появился собственный угол, обустраивали его. А тут на старости лет взять и отдать государству нажитое! Наши пенсионеры не готовы к таким кардинальным решениям. К тому же многие из них все-таки надеются на помощь близких. Если честно, я долго размышлял, стоит ли подписывать такой документ. Потом подумал: четыре стены — всего лишь четыре стены. И держаться за них одинокому человеку нет никакого смысла.

    Надежная альтернатива

    Эксперимент по предоставлению соц­услуг на основе рентных отношений в столице проходил на протяжении 5 лет. За этот период договоры пожизненного содержания с иждивением заключили 27 пожилых минчан. Безусловно, в масштабах столицы это не­-

    много. Однако, по мнению специалистов, принимать в расчет нужно не столько количест­венные показатели, сколько тот положительный эффект, который стоит за этими цифрами. Речь идет прежде всего о надежной альтернативе. Сегодня пенсионеры имеют право выбирать, с кем заключить договор пожизненного содержания с иждивением — с государством либо с частным лицом. К сожалению, среди последних встречаются предприимчивые граждане, которые обещают золотые горы в обмен на квартиру, но, получив долгожданный документ, тут же исчезают с горизонта, оставив стариков без присмотра. За последние годы в столице расторгнуты более 200 договоров с частными лицами, забота которых о пожилых людях оказалась фикцией.

    — Буквально на днях пришлось разбираться с такой ситуацией, — рассказывает заместитель председателя комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома Ирина Дудка. — Пенсионер, который прак­тически ничего не видит, заключил договор пожизненного содержания с иждивением с племянником. Тот дома у пожилого родственника почти не появляется. Старика даже покормить некому. Предоставить ему социального работника мы не имеем права, так как у пенсионера есть законный опекун. Пока идет судебное разбирательство по поводу расторжения договора, приходится прибегать к помощи волонтеров из проекта «Пожилые — старикам». Кроме того, с пострадавшим постоянно находится на связи психолог. Нетрудно догадаться, в каком подавленном состоянии пребывает сейчас престарелый мужчина. Он чувствует себя брошенным и никому не нужным. Обезопасить стариков от такого рода мошенничества может только государство.

    Комитет по труду, занятости и социальной защите Мингорис­полкома посчитал, во что обходится местному бюджету обслуживание человека, заключившего договор пожизненного содержания с иждивением. В том случае, если он остается жить в своей квартире, затраты на одного рентополучателя составляют 22 миллиона рублей в год (без учета косметического ремонта). При переселении в дом-интернат эта сумма вырастает практически в 4 раза — 130,3 миллиона рублей.

    Перенять опыт

    По мнению председателя комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорис­полкома Жанны Романович, преимущество соцобслуживания на основе ренты в том, что недвижимое имущество пожилого человека остается в собственности города, а не достается случайным людям. При этом старики получают от государства полный спектр социальных услуг, необходимых в преклонном возрасте.

    — Еще один положительный момент — мы заставили родственников вспомнить о своих стариках, — констатирует Жанна Романович. — Как только пенсионер собирается заключить договор ренты, сразу же находится тот, кто предлагает заботу и участие. Хотя бы из страха потерять квартиру, которую в перспективе можно получить. Понятное дело, что альтруизмом здесь не пахнет. Тем не менее у пожилого человека появляется шанс провести последние годы жизни среди родных людей.

    Учитывая плюсы новой формы социального обслуживания, в комитете по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома считают, что опыт столицы можно распространить на другие регионы страны, а соцуслуги на основании договора пожизненного содержания с иждивением следует закрепить на законодательном уровне. Правда, прежде чем пойти на такой шаг, необходимо подкорректировать некоторые нормы.

    — Во-первых, следует по­думать о том, чтобы возможность заключать договор ренты с государством получили не только одинокие пенсионеры, но и имеющие близких родственников, обязанных по закону их содержать. Ведь бывают ситуации, когда по объективным причинам обеспечить уход за пожилыми родственники не в состоянии. Тогда с их согласия такую помощь могли бы оказывать социальные службы, — поясняет Жанна Романович. — И во-вторых, необходимо изменить порядок поселения в интернат стариков, у которых есть дети. Право на полное государственное обеспечение должны иметь только одинокие пенсионеры.

    Если человек остается проживать в рентном жилье, ему гарантируется:

    — ежемесячная выплата ренты в размере 3 базовых величин (630 тысяч рублей);

    — оплата жилищно-коммунальных услуг;

    — компенсация расходов на ремонт жилого помещения, газового, электрического, сантехнического оборудования;

    — 5 раз в неделю — социальное обслуживание (по 2-3 часа — в зависимос­ти от заключенного договора и потребности человека);

    — при необходимости проведение текущего ремонта жилья (1 раз в пять лет);

    — в случае ухудшения здоровья предоставление отдельного помещения в ГУ «Городской дом-интернат для ветеранов войны и труда «Свiтанак».

    Автор: Светлана ЛОЦМАНОВАВечерний Минск

Комментарии (0)