23 Мая, 2022 Понедельник

Шанс для сильных

  • 04 августа 2016 Общество Русский 0

    Пациенты с тяжелыми заболеваниями и травмами, перенесшие сложные высокотехнологичные операции, зачастую не могут сразу вернуться к прежнему образу жизни. Помочь им восстановить утраченные функции, избежать инвалидности или хотя бы снизить степень ее тяжести — в этом и заключается назначение действующей в нашей стране службы медицинской реабилитации.

    Чем раньше, тем лучше

    — Наиболее эффективной во всем мире сегодня считается ранняя медицинская реабилитация, — объясняет начальник отдела медицинской экспертизы и реабилитации Главного управления организации медицинской помощи Минздрава Беларуси Ирина Киреева. — Скажем, выполнили пациенту сложную операцию на сердце или на позвоночнике и его сразу (если, конечно, лечащий врач определяет наличие показаний и отсутствие противопоказаний) направляют в отделение или центр медреабилитации. Там его осматривает мультидисциплинарная бригада (в ее составе — реабилитолог, врач лечебной физкультуры, врач-физиотерапевт, психолог или психотерапевт и другие), которая и формирует индивидуальную программу восстановления. Очевидно, что высокотехнологичные операции требуют и нового, современного уровня реабилитации после них.

    В Беларуси действуют 322 отделения медицинской реабилитации. Из них 96 стационарных и 219 амбулаторно-поликлинических. За год там получают помощь в среднем 1 800 000 человек, из которых около 150 000 — инвалиды. За 2015-й через стационарные реабилитационные отделения прошли около 93 000 человек, из них 18 500 — инвалиды.

    Каждый шаг – победа

    В Республиканскую клиническую больницу медицинской реабилитации, расположенную в Аксаковщине, направляют пациентов с сосудис­тыми заболеваниями головного мозга (например, перенесших инсульт), после нейрохирургической, реконструктивных операций на сердце и сосудах, инфаркта миокарда, а также больных с ортопедо-травматологической патологией, пациентов с повреждением позвоночника, спинного мозга…

    Всего здесь 9 реабилитацион­ных отделений, в том чис­ле одно детское (для пациентов различного профиля). В медучреж­дении — 12 залов ЛФК, есть бассейн с подводными тренажерами и уникальное оборудование для восстановления нарушений опорно-двигательного аппарата. Роботизированный комплекс Lokomat швейцарского производства — одна из наиболее эффективных во всем мире технологий восстановления навыков ходьбы и выработки правильного двигательного стереотипа после нейрохирургических операций, инсульта, травм позвоночника с повреж­дением спинного мозга. Всего в Беларуси 5 таких систем, 3 из них — в Аксаковщине.

    В момент нашего визита на Lokomat занимался Артур, гражданин Латвии, уже вторично приехавший в Беларусь на реабилитацию. К слову, в Аксаковщине восстанавливают здоровье не только наши соотечественники, но и граж­дане России, Украины, Латвии, Грузии, Израиля, Ирака, Туркменистана, Египта, ОАЭ и других стран. Но для них услуги здесь, разумеется, платные.

    — В 2012 году я перенес инсульт, — делится Артур. — А этой зимой поскользнулся и сломал бедренную кость. Весной меня сюда доставила служба медицинской перевозки, поскольку сам я передвигался только на коляске. Вернувшись домой после курса реабилитации, потихоньку передвигался по квартире. С июля хожу, опираясь на трость. И готов сделать все, чтобы расстаться и с ней.

    Специальные вертикализационные столы, стойки, тренажер Balance Trainer, гидравлические тренажеры, нейро-ортопедический костюм «Атлант», выполненный на основе высотного компенсирующего костюма, которым пользуются летчики, и другое современное оснащение — все это создано для того, чтобы вернуть людям способность двигаться самостоятельно.

    Назначение аппаратно-программного комплекса Armeo — восстановление функций верхних конечностей, а роботизированной системы Amadeo — улучшение мелкой моторики кистей. Тренажеры THERA-vital укрепляют мышцы конечностей, а для пассивной разработки суставов используют специальное оборудование французской фирмы Kinetec. Практичес­ки все современные системы и комплексы для реабилитации оснащены функцией биологически обратной связи — пациент во время тренировки видит результат своих усилий, а специалист следит за степенью его участия и помогает достичь максимальных результатов. Тот же Lokomat позволяет контролировать степень двигательного участия пациента. На начальном этапе этот показатель иногда нулевой, а после курса комплексной реабилитации может достигать 10-20 % и более.

    8-летний Леня с диагнозом «ДЦП» в Аксаковщине уже пятый раз, и, по словам бабушки Натальи Леонидовны, улучшение состояния мальчика очевидно.

    — Здесь высочайший уровень оснащения и квалифицированные, доброжелательные специалисты, — считает Константин Константинович из Глубокого, сам врач по профессии, который проходит в Аксаковщине уже второй курс реабилитации после инсульта. Его мнение разделяет и минчанка Александра, которая поступила сюда после сложной операции на головном мозге.

    — К нам попадают очень тяжелые пациенты. Тех, кто возвращается после пребывания в наших стенах к обычной жизни, всего около 2 %, — говорит главврач Республиканской клиничес­кой больницы медицинской реабилитации Виктор Масло. — Более 90 % пациентов улучшают свои функции, достигают прогресса в состоянии здоровья. Если лежачий больной после нескольких курсов реабилитации может самостоятельно себя обслужить и освобождает членов семьи от постоянного ухода за собой — это огромное достижение, которое трудно даже экономически оценить.

    36-летняя Мария перенесла инсульт и поступила в больницу с выраженными двигательными нарушениями. За 28 дней женщина восстановилась до такой степени, что нарушения оценивались уже как легкие. Сегодня Мария приступила к работе на своем прежнем месте.

    * К сведению

    Лекарственная терапия занимает в программах реабилитации не более 10 %. Остальные 90 % — немедикаментозные методы: психотерапия, ЛФК, эрготерапия, аппаратная физиотерапия, водо- и теплолечение, массаж, рефлексотерапия, мануальная терапия.

    Или другой пример. Лет 10 назад в Аксаковщину доставили 14-летнего Василия Д. После тяжелого ДТП, в которое он попал с родителями, врачи спасли мальчику жизнь. Но из-за массивного кровоизлияния в головной мозг многие функции оказались нарушены. Василия заново обучали сидеть, стоять, ходить. Он неоднократно возвращался в эти стены на реабилитацию. Недавно заезжал сюда навестить специалистов, с которыми успел за много лет подружиться. Его нынешний образ жизни мало чем отличается от того, который ведут здоровые сверстники. И таких историй в больнице могут рассказать десятки.

    — Глядя на поступившего пациента, сразу трудно сказать, какого прогресса он достигнет за время пребывания у нас, — признается заведующая отделением лечебной физической культуры Наталья Грицевич. — Это зависит от степени травмы, тяжести патологии, возраста пациента, состояния организма, его собственных усилий и мотивации к выздоровлению. Некоторых подопечных мы снимаем на камеру до и после восстановления. Всегда приятно наблюдать, каких успехов в улучшении своего состояния добился человек. Это для нас самая большая радость и гордость.

    В Республиканской клинической больнице медицинской реабилитации в Аксаковщине 475 коек. Курс реабилитации составляет ­14-28 дней и обходится государству в среднем в 10 000 рублей. Для платников один койко-день стоит 55 рублей 60 копеек для белорусов и 100 рублей для иностранцев. За год здесь проходят курс восстановительного лечения более 9 000 пациентов.

    Смотрите, доктор, что я могу!

    Республиканский научно-практический центр медицинской экспертизы и реабилитации в Городище — единственное в стране учреждение для пациентов, которые перенесли комп­лексное радикальное лечение онкологических заболеваний (молочной железы, органов женской половой сферы, ЖКТ, легких и бронхов, щитовидной и паращитовидной желез). Сюда направляют сразу из специализированных отделений клиник, а также на повторную реабилитацию.

    Понятно, что контингент пациентов здесь сложный: многие прошли через химио- и лучевую терапию, у большинства после лечения возникли осложнения. Кто-то пос­ле операции на щитовидной железе временно утрачивает способность говорить; некоторые пациенты с раком молочных желез после хирургических вмешательств не в состоянии поднять рук; есть и такие, кто из-за перенесенных испытаний впадает в депрессию и готов поставить на себе крест. Для того чтобы методы восстановления (физио­терапия, ЛФК, диета, медикаментозное лечение) дали эффект, людям нужно вернуть желание жить и бороться за каждый отпущенный им день.

    — Огромное значение придаем психотерапии: наши специалисты стараются мотивировать пациентов к активной реабилитации, — подчеркивает заместитель директора по клинической работе ­РНПЦ Елена Богомазова. — В «Школе пациента» мы обу­чаем, как вести себя в семье, как жить с учетом вынуж­денных ограничений, что делать, чтобы предотвратить прогрессирование осложнений. При необходимости информируем и родственников, на что обращать внимание, чтобы больные мог­ли достигнуть наибольшего прогресса в своем состоянии.

    Мы проходим по отделениям и корпусам центра. Какого-то гнетущего ощущения не возникает. Даже цитаты и высказывания (например, «Чувство выздоровления — одно из самых сладостных») на стенах корпусов, кажется, внушают оптимизм. В одном зале ЛФК пациенты выполняют дыхательную гимнастику, в другом — пальчиковую для улучшения мелкой моторики, еще одна группа выходит на занятия на свежем воздухе. Дорогие реабилитационные тренажеры, бальнеолечение, различные виды массажа, физиотерапевтические процедуры — все это помогает мобилизовать ресурсы организма.

    — Никогда не простаивает «Магнитотурботрон», — замечает заведующий физио­терапевтическим отделением Александр Мартыневский. — Аппарат оказывает мощное обезболивающее и противовоспалительное действие, улучшает крово- и лимфообращение, повышает иммунитет. Противопоказаний для его применения прак­тически нет.

    Кабинет пневмокомпрессионной терапии оснащен аппаратами «Лимфопресс», «Лимфомат», Pressomed, назначение которых — уменьшить отеки, вызванные радикальным лечением рака, улучшить состояние суставов. Все пациенты во время нашего визита отметили прогресс в своем самочувствии.

    За шесть лет деятельности центра его сотрудники видели в этих стенах тысячи пациентов. Разные диагнозы. Разные судьбы. Разное отношение к своей болезни. Есть такие больные, которые возвращаются к труду, живут со страшным диагнозом десятки лет.

    — Больше всего запоминаются пациенты, которые хотят выздороветь, борются за себя, — признается врач-массажист Александр Дурейко. — На протяжении многих лет я записываю в журнал динамику восстановления подопечных и убеждаюсь: оптимисты гораз­до лучше поддаются реабилитации. В нашем центре интересно работать: к каждому человеку подбираешь свой ключ, комбинируешь разные виды массажа и часто чувствуешь отдачу от своих усилий. Комплексная помощь действительно может творить чудеса.

    Для любого специалиста центра слова пациента при выписке: «Смотрите, доктор, что я уже могу!» — звучат как сильнейший стимул к работе. А медики такие признания слышат здесь постоянно.

    * Цена здоровья

    Тяжесть первичной инвалидности лиц трудоспособного возраста (суммарный удельный вес I и II группы инвалидности) снизилась с 61,3 % в 2010 году до 48,6 % в 2015-м. Экономический эффект от полной реабилитации инвалидов трудоспособного возраста в ­2015-м составил 52 400 000 рублей (в деноминированных рублях), в том чис­ле 12 400 000 рублей — за счет невыплат пенсий; 40 000 000 руб­лей — за счет произведенного внутреннего валового продукта.

    Автор: Ольга ПОКЛОНСКАЯВечерний Минск

Комментарии (0)