05 Декабря, 2021 Воскресенье

Журналистка "Гомельских Ведомостей" легла под нож: об оперативном лечении грыж из первых уст

  • 25 октября 2016 Общество Русский 0

    Всего три месяца назад я не могла, казалось бы, самого простого – к примеру, сделать в блокноте пометки для будущей статьи. Пальцы не держали обычную шариковую ручку… «Не нужно терпеть боль», – сказали гомельские нейрохирурги и решили наболевший вопрос оперативно.

     Новость будто полоснула ножом: «А нельзя ещё чем-нибудь полечиться?» «Поверьте моему опыту», –  улыбнулся заведующий нейрохирургическим отделением № 2 Гомельской областной клинической больницы Сергей Кириленко (на фото), к которому пришла на консультацию.

    …Сначала боль была непостоянной и несильной, отдавала в область между лопаток. А потом… ранним солнечным утром «прострелило» шею. Эффекта от лекарств – ноль. Стационарное лечение тоже не помогло. Ноющая боль, онемение руки, мышечная слабость изматывали. Появилось головокружение, ухудшилась память.

    А данные магнитно-резонансной томографии подтвердили подозрения – грыжа межпозвонкового диска шейного отдела позвоночника С6-С7 размером 7 миллиметров.

    «Грыжа большая, – изучив результаты МРТ, констатировал Сергей Иванович. – Она сужает спинномозговой канал, сдавливает нервы».

    И так как боль не купируется медикаментами, рекомендовал: «Оперироваться».

    *  *  *

     «Подумаю», – выдавила из себя, выходя из кабинета.

    Хвала интернету – всего за пару дней усердного думанья успела пресытиться самой изощрённой информацией: «Операция на шее – инвалидность…», «Не соглашайтесь! Я вылечил грыжу консервативно», «Операция? Не-е-е… боюсь!»

    Есть несколько вещей, от которых у меня мурашки по коже. Оперативные вмешательства – во главе списка. А тут ещё такое. Может, попробовать костоправа, вытяжку, бабушкин заговор?..

    «И всё же с грыжей в шее шутить опасно», – говорила себе, собирая сумку.

    Заведующий нейрохирургическим отделением № 2 Гомельской областной клинической больницы Сергей КИРИЛЕНКО:

     Грыжи межпозвонковых дисков заболевание довольно распространённое. Им страдают 18 – 24 процентов от общего числа населения. Операции показаны далеко не всем. И всё же 1500 жителей Гомельской области в год нуждаются в оперативном лечении. В зоне риска люди от 30 до 50 лет. Наиболее частой причиной возникновения болезни являются дегенеративные изменения позвоночника (остеохондроз, спондилёз, спондилартроз). Нередко в прошлом у пациента можно выявить травму – падение на голову, шею, ныряние на мелководье, ДТП.

    … И вот я в нейрохирургии. Начало августа. Солнце в зените. А в отделении благодаря кондиционерам хорошо, прохладно. Медсестрички улыбаются, доктора шутят, да и «бывалые» пациенты показались бодренькими и довольными. Сразу как-то на душе легче стало. 

    Меня положили в палату № 2, которую курирует нейрохирург Василий Гуринович. Внимательный и рассудительный, он в подробностях расспросил о течении болезни.

    Участием одарили и жильцы палаты. 

    *  *  *

     Елене – чуть за сорок. Ей сделали дискэктомию в шейном отделе позвоночника со стабилизацией кейджем. Простыми словами, удалили грыжу вместе с межпозвонковым диском и имплантировали титановый кейдж.

    Это, по словам докторов, классический и самый надёжный способ удаления грыж, практически исключающий рецидив. Доступ к позвоночнику – передний. Разрез косметический, всего 4 сантиметра. Оперирующий меня хирург, доктор Кириленко, сделал микрохирургическое удаление грыж более 50 пациентам.

    «Он врач от Бога», – говорили о нём в палате. Кандидат медицинских наук (имеющий три специализации – травматолог-ортопед, нейрохирург, вертебролог), Сергей Иванович владеет самыми современными методиками оперативных вмешательств на позвоночнике. За пятнадцатилетнюю хирургическую практику выполнил около 2700 операций разной сложности. 

    Я была следующая.

    «…Всё будет хорошо. Смотри, я уже танцую», – рассмеявшись, сказала Лена и сделала лёгкое па. Беседу охотно поддержала бойкая пятидесятилетняя женщина, которую все звали просто Настя: «А я теперь-то как новенькая!»

    Настя приехала на операцию из Брестской области. У неё было смещение позвонков поясничного отдела. В отделение женщину привезли на каталке. Доктор, поставивший на ноги, – Василий Гуринович.

    Ну а с Еленой Васильевной, которой за семьдесят, мы поступили одновременно. Ей предстояло вмешательство на поясничном отделе, – почти такое же, как у Насти.

    И наше дело стояло за малым – дождаться.

    *  *  *

    Пытаясь поторопить минуты, я то и дело выныривала из палаты. Аналогов такому отделению, открывшемуся 1 октября 2015 года, в Беларуси нет. Рассчитано на 40 коек. Сбалансированное питание, комфортная температура, удобные кровати… Всё обустроено по принципу «безбарьерной среды». Это значит, не нужно ходить, держась за стены, – установлены удобные поручни и в коридоре, и в санузлах.

    Целевая аудитория стационара – люди с травмами и болезнями позвоночника, в основном пред- и послеоперационные. Именно поэтому к оперативным вмешательствам отношение особое, как у гурмана к элитному коньяку.

    «Здесь бояться не принято», – это я поняла сразу. Ведь решение оперироваться порой выдержано долгой очередью (все хотят встать на ноги именно здесь!) и крепко настояно болью. Конечно, если речь идёт о плановой операции. Даже скептики соглашаются, словно по волшебству.

    Волшебников же в царстве хирургии восемь – шесть нейрохирургов, имеющих двойную специализацию (нейрохирург, травматолог-ортопед), врач-невролог и врач-уролог.

    За 36 лет практики – первая операция на позвоночнике была проведена в 1980 году – в Гомеле сформировалась отличная школа спинальных хирургов. С 2012 года освоены и внедрены в практику оперативные вмешательства, которые выполнялись ранее только в Минске. По словам Сергея Кириленко, внедрение новых технологий диктует сама жизнь – появляются более щадящие методики, более качественные имплантаты. Хирурги просто обязаны идти в ногу со временем.

    Для граждан Беларуси операции бесплатны. Если лечение предстоит на шейном отделе с применением отечественного титанового имплантата, то затраты только на клей и на воротник для фиксации шеи. При вмешательствах на поясничном отделе обычно предлагают приобрести импортные имплантаты из современного материала PEEK (полиэфиркетона) и пояс. Для иностранных граждан стоимость лечения варьируется от 50 долларов до 5 тысяч в зависимости от сложности вмешательства и отдела позвоночника.

    *  *  *

    …И вот назначена дата – завтра. У-ух… Соседи по палате подбадривают. Ну что я могу с собой поделать? Всё равно б-б-боюсь. Еле дотянула до рассвета.

    Часов в 9 утра сделали укол, и…  вуаля, я в операционном блоке! Хотелось бы сбежать, да не получилось – со всех сторон окружили медики, начали подсоединять датчики.

    «Эту трубку вставят в трахею, – поймав мой вопросительный взгляд, сказал врач-анестезиолог Сергей Крыж и добавил: После того, как уснёшь».

    Всё-таки любопытство – сильная вещь. Да и поговорка «меньше знаешь – крепче спишь» в данном случае не выдерживает критики. А потому ещё задолго до того, как надела шапочку и бахилы, я хорошенько погуглила.

    В интернете, конечно, есть всё. Даже видео операции. Меня хватило секунд на тридцать. На сайте отделения www.pozvonok.byузнала об операционной. Из первых уст поинтересовалась об анестезии. Поняла, что в моём случае будет использован эндотрахеальный наркоз. Он показан при больших оперативных вмешательствах. Буду пребывать в состоянии, подобном коме. Ощущение боли исключено. 

    Куда обращаться за помощью:

    Консультацию можно получить в кабинете № 3-9 Гомельской областной клинической консультативной поликлиники по понедельникам, средам и четвергам с 15.00 до 18.00.

    Запись осуществляется по телефону +375(232) 48-62-12. Возможна предварительная консультация с отправкой информации на e-mail: ortoped74@bk.ru или ortoped74@tut.by

    Говорят: «Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается». А здесь всё наоборот. Ещё несколько реплик с анестезиологом – и… сон без сновидений оборвался в палате. На шее – воротник Шанца, в душе – спокойствие. Ура! Недобрым словом упомянутой грыжи больше нет.

    Уже вечером я вставала. Назавтра ходила по коридору. Ещё через день помогала Васильевне. Никаких швов (рану заклеили клеем «дермабонд»), исколотых вен (использовали катетер), боли и онемения. Взять ручку и писать!

    Кейдж вместо межпозвонкового диска. Ощущения инородного тела нет.

    Так и сделала. И первая запись в моём блокноте была: «спасибо».

    Спасибо докторам за их труд и самоотдачу. Спасибо оперирующему меня хирургу, всем, кто делал уколы, ставил капельницы, застилал постели, мыл полы и звал на обед, кто дежурил по ночам, утешал и успокаивал.

    Спасибо всем, кто видит в оказании помощи человеку смысл всей своей жизни…

    *  *  *

    Я всегда оцениваю риск по степени его оправданности. И сейчас, положив на одну чашечку весов боль, нетрудоспособность и на другую – операцию, я снова выбрала бы оперативное лечение. Но. У каждого свой клинический случай. Своя история. Свой выбор, который следует обязательно согласовать с компетентным доктором.

    Автор: Астапенко ОльгаГомельские ведомости

Комментарии (0)