11 Июля, 2020 Суббота

Зимняя дорога. Есть ли она у гомельских спортсменов?

  • 04 января 2016 Спорт Русский 0

    Раз дощечка, два дощечка, будет сноуборд

    Развивать в нашей области горные лыжи — то же самое, что серфинг, считает директор Мозырской СДЮШОР-1 Сергей Ковалевич. И ладно, нет у нас океанской волны, но ведь и со снегом уже который год проблемы.

    Отделение горных лыж действует в Мозыре с 2007 года. Состоит оно из двух групп по 20 человек: начальной подготовки и учебно-тренировочной первого года обучения. В них занимаются ребята от 7 — 8 до 13 — 14 лет.

    — В таком возрасте дети лишены страха и быстро учатся азам горных лыж. Однако дать им более профессиональную подготовку мы не в состоянии. Сама гора всего 180 метров. Это прямой спуск, без всяких затей. Поэтому, когда наши воспитанники выезжают на республиканские соревнования даже в «Силичи», где гора 800 метров, для них это крутизна, — говоритСергей Ковалевич. — А несколько лет назад мы нашли средства и отправили четырех наиболее перспективных ребят на Кольский полуостров России на сборы. Они как увидели крутяк, наотрез отказались с него съезжать. Долго уговаривали, один в итоге кое-как скатился. Примерно через неделю второй поехал, а потом остальные. Это чтобы вы понимали уровень нашей подготовки.

    Но еще более важная проблема — кадровая. Сначала тренером здесь устроился молодой минчанин. Сам в прошлом хоккеист, он быстро подружился с горнолыжным инвентарем. Нашел общий язык с детьми. Более того, в городе были настолько довольны его работой, что райисполком предоставлял квартиру. Однако парень в Мозыре все равно не задержался. Тренерским хлебам предпочел… небо. Пошел стюардом в «Белавиа». Зарплаты, как сам уверял, не выдерживают никакого сравнения. В пользу авиакомпании, разумеется.

    Теперь тренером в отделении трудится Анатолий Левченко. В советские времена стал кандидатом в мастера спорта по горным лыжам.

     Его усилий хватает, чтобы готовить малышей. Дальше их надо отправлять тренироваться за границу. И думаю, не за счет бюджета. Пора уже посмотреть правде в глаза и признать, что мы — не горнолыжная страна. Даже на уровне сборной за нас кто выступает? Мария Шканова и Юрий Данилочкин, которых пригласили из соседней России, — рассуждает Сергей Ковалевич. — В Беларуси для развития горных лыж нет ни гор, ни тренеров, ни сумасшедшего бюджета. Как общеукрепляющий этот вид спорта хорош. Даже по своим воспитанникам сужу: они меньше болеют, более развиты физически. Но профессиональных перспектив там нет.

    На вопрос о горнолыжном комплексе и доходах от его деятельности директор улыбается. Это коммерческое предприятие не смогло окупить даже себя. Хозяйство — гора и каток — было переименовано из комплекса в базу и передано на баланс СДЮШОР-1. В прошлом году погода позволила катку поработать 16 дней. Гора эксплуатировалась 24. В этом — и того меньше. Тем не менее, на услугах населению копейку заработали. Пользование горой ничего не стоит, а вот за подъемник нужно платить. Также можно заказать инструктора, взять напрокат лыжи, коньки, сноуборд. Итого: за 2013-й — 534 миллиона рублей дохода, за 2014-й — около 400 миллионов.

    Вроде бы и неплохо, но на деле для полноценной работы недостаточно. И опять разговор возвращается к короткой белорусской зиме, из-за которой ни подготовки, ни денег, ни работы.

    — Олимпийский чемпион Ванкувера Аксель Свиндаль начинал заниматься горными лыжами на горе в 200 метров, то есть примерно такой, как у нас. Но уже в 30 километрах от его деревни был центр подготовки с горой под тысячу метров. И так по всей Норвегии, — рассказывает Сергей Ковалевич. — Мы за этим не угонимся. Поэтому горные лыжи в Беларуси должны быть элитарным видом. Чтобы мамы и папы сразу понимали, какие деньги от них потребуются на заграничные сборы, после того, как мы дадим их детям азы подготовки. А бюджет пусть идет на традиционные для нас виды.

    И действительно, даже если посмотреть на первые номера мирового горнолыжного зачета у мужчин и женщин — все это дети отнюдь не бедных американских, австрийских, немецких, французских родителей.

    То же касается и сноуборда. Вид зародился как любительский — в 1965 году Шерман Поппен из Мичигана склеил вместе две лыжи, чтобы покатать дочку. Но уже в 1998 году сноуборд вошел в программу Олимпийских игр. Правда, при этом проделал немалый путь. Доски теперь выпускаются цельные из специальных пород деревьев, обязательно с креплениями для обуви. В целом неплохой комплект с ботинками и экипировкой обойдется миллионов в 15 — 20, что совсем недешево. Поэтому и этот вид, с точки зрения директора мозырской СДЮШОР-1, должен развиваться за счет родителей и спонсоров. Хотя медальные перспективы выглядят, конечно, заманчиво — все-таки уже пять сноубордистских дисциплин стали олимпийскими.

    Не наш вид спорта. Типологически

    Какие виды приоритетны для развития в Беларуси, а какие нет, определяет, конечно, Министерство спорта и туризма. Но размышляют над этим многие спортивные специалисты. Журналист «Гомельскай праўды» задала вопросы Василию Жаранкову, который с 2001 по 2012 год был начальником управления спорта и туризма облисполкома, а ныне работает директором Гомельского училища олимпийского резерва.

    — В одном из интервью нашей газете вы уже говорили, что наш южный регион не особенно подходит для развития зимних видов спорта. Вот и сейчас, несмотря на календарную зиму, всего пару дней как похолодало. А так было слякотно, с плюсом. Ну как, мнение не поменялось?

    — Однозначно тут не ответишь. Да, мы южный регион. Снег бывает в январе-феврале, и то не всегда. Но для развития нужна конкуренция. Если вести подготовку спортсменов только в одной области, с кем они будут соревноваться? Так что нужно несколько центров, в том числе, несмотря на теплую зиму, и у нас. Другое дело, что важно внимательно посмотреть, по каким конкретно видам.

    — Трудно не согласиться. И в этой связи вспоминается, как несколько лет назад из Минспорта пришло письмо о необходимости культивировать на базе гомельского Ледового дворца керлинг и шорт-трек. Помните такое?

    — Про керлинг не помню. А вот шорт-трек был точно. У каждого вида спорта есть свои типологические особенности. Шорт-трек, с моей точки зрения, азиатское занятие. Не всем нациям он подходит. Заметьте, даже Россия, которая обладает огромными человеческими ресурсами, пока не воспитала своих гениев шорт-трека. И для домашней Олимпиады в Сочи прикупила себе корейца. И неудивительно. Этот вид подразумевает участие низкорослых, коренастых спортсменов, что не совсем наш генотип.

    — Какие еще зимние виды спорта не подходят нашей нации типологически?

    — Именно типологически? Не знаю. Но вспоминаю, как нам навязывали развитие горных лыж. И мы, скрепя сердце, согласились, открыли отделение в Мозыре. Все-таки там есть какой-никакой спуск. Но развития как такового не получилось. Потому что в нашей стране нет традиций в этом виде спорта, нет квалифицированных тренеров и нет огромных денег, чтобы это все создать и привлечь. Так что я бы горные лыжи оставил для австрийцев, немцев, швейцарцев, канадцев, скандинавов, американцев.

    — Фристайл для нас вроде как тоже экзотический вид спорта. Но есть хорошие тренеры. Его в нашей области нужно развивать?

    — Обязательно. Здесь мы на ведущих позициях в мире. Можно говорить, что Николай Козеко создал целую школу фристайла в Беларуси. Что ни Олимпиада, то медаль. В Сочи — две, и обе золотые. Что касается Гомеля, здесь есть Наталья Шерстнева, первый тренер олимпийской чемпионки Аллы Цупер. Работает как раз у нас в училище олимпийского резерва. В свое время Наталья Алексеевна разглядела Дениса Осипова. Парень занимался акробатикой в СДЮШОР-4, там что-то не получалось. А Шерстнева увидела в нем будущего фристайлиста, позвала тренироваться. Теперь Денис в составе нацкоманды, призер этапа Кубка мира. Так что Гомель, благодаря сильной акробатической, гимнастической школам, очень подходит и для развития фристайла.

    — Раз уж речь зашла об училище, сколько человек у вас в отделении фристайла? И как обстоят дела с представителями других зимних видов, кроме хоккея?

    — Девять фристайлистов: три девушки и шесть парней. Также есть один биатлонист — Илья Пинчук, и две представительницы фигурного катания — Анастасия Баженкова и Анна Старченкова.

    Синие плечи

    В этой статье мы намеренно не затрагиваем тему хоккея. Это совершенно отдельная «епархия», которая существует и развивается по своим канонам и требует особого внимания и разбора. Фигурное катание представлено в гомельской СДЮШОР-5. О проблемах в этом виде «Гомельская праўда» относительно недавно писала. Поэтому сосредоточим наше внимание на очень популярном и перспективном для Беларуси биатлоне.

    В Гомельской области две базы по развитию этого вида спорта. В 2012 году в Жлобине построена лыжероллерная трасса, на что потратили 16 миллиардов рублей. Сегодня она единственная в нашем регионе и находится в ведомстве центра олимпийского резерва. Спустя год там же открыли отделение биатлона, в котором занимаются около 120 ребят. Сформированы 9 групп начальной подготовки и три учебно-тренировочные. Здесь надеются вырастить собственных Домрачевых.

    Журналист «ГП» побывала на занятиях детей 2004 года рождения. Протяженность лыжероллерной трассы — 2,5 километра. Имеется рельеф. В последнее время улучшилась ситуация с обеспеченностью инвентарем. Хотя и сегодня потребности в полной мере не закрыты.

     В наличии 70 пар лыж и 35 пар лыжероллеров, — говорит директор Жлобинского ЦОРа Алексей Скурковский.

    К беседе подключается и тренер-преподаватель по биатлону Ольга Голубчик. Она считает, что если лыжероллеры достаточно точно имитируют работу ног как при движении на обычных лыжах, а значит, можно оттачивать технику, то со стрельбой у ребят хуже. Порой воспитанники впервые начинают стрелять… на соревнованиях.

    — У нас есть одна лазерная установка и несколько пневматических винтовок. Но это не совсем то. С их помощью не научишься изготовке. Пневматику нужно постоянно перезаряжать, а у мелкокалиберной винтовки есть магазин. Совсем другая техника, — уверяет Ольга Голубчик. — И потом для детей шок, когда им говоришь, чтобы карабин прижимали к плечу. Они стреляют и воют. Потому что с непривычки отдача такая, что рука синяя.

    По словам Алексея Скурковского, федерация биатлона уже приняла решение о передаче нескольких мелкашек. В начале нового года они появятся в ЦОРе.

    Сейчас в Жлобине идет строительство второй ледовой площадки, она задумана как тренировочная к основной. По проекту в одном из помещений предусмотрен тир. Его открытие стало бы неплохим подспорьем в деле подготовки юных биатлонистов.

    Впрочем, можно отдельно натренировать лыжный ход, отдельно стрельбу, но биатлон тем и примечателен, что совмещает два этих компонента одновременно. И стреляют спортсмены отнюдь не в покое, а сразу, на высоком пульсе, пробежав пару километров.

    — Есть ли место на территории центра олимпийского резерва, которое можно было бы использовать под строительст­во стрельбища? — интересуюсь у Алексея Скурковского.

    — Безусловно. Но надо сделать проектную документацию, что недешево. Ориентировочно около 300 миллионов рублей. А точную сумму могут назвать только проектировщики.

    На вопрос о том, стоит ли вообще в нашей южной области вкладывать такие деньги в развитие зимних видов, строить трассы и стрельбища, здесь удивленно качают головами. Говорят, всего пару лет назад чемпионат страны по биатлону проводили в Витебске. Спортсмены бежали по лужам. Хотя Витебщина в Беларуси — регион севернее не бывает.

    Стой, стреляю

    Еще одно отделение биатлона расположено в Гомеле. Этот вид культивируется на базе ДЮСШ-6. В 8 группах занимаются около 80 ребят. Задача тренеров та же, что и в Жлобине — подготовить спортсменов и передать их в училище олимпийского резерва.

    Однако с тем, что строительство стрельбища в нынешние непростые для страны времена так уж необходимо, здесь не совсем согласны. На безвозмездной основе спортшкола арендует тир у СШ № 38. В январе этого года освоили 10 миллионов рублей, выделенных Гомельским горисполкомом на косметический ремонт. Плюс за счет собст­венных средств установили сигнализацию, подключили интернет, провели телефон, поставили решетки, двери. С инвентарем также проблем нет. Из средств областного бюджета, направленных на развитие биатлона на Гомельщине, закупили десять многозарядных пневматических винтовок (на 21 миллион рублей), лыжи, палки, ботинки (на 61 миллион).

    — Это инвентарь так называемого массового использования. Подходит для групп начальной подготовки. Ребятам постарше нужны более дорогие, профессиональные лыжи, их выделяет федерация биатлона, — вводит в курс дела директор ДЮСШ-6 Юрий Сочивко. — Чтобы создать условия, приближенные к соревновательным, делаем зону безопасности и ставим пневматику на стадионе «Луч». Ребята бегут круги и сразу же стреляют. Конечно, есть свои нюансы, но это лучше, чем ничего. Выход можно найти всегда.

    С кадрами тоже дела неплохие. Хотя это как посмотреть. В школе работает старший тренер Валентина Лаврентикова — личность для гомельского биатлона уже почти легендарная. Кроме нее, два молодых наставника, которые ведут подготовку в начальных группах.

    — Конечно, хотелось бы большего. Однако же наш госуниверситет имени Ф. Скорины специалистов по биатлону не готовит. Обратились в Новополоцкое училище олимпийского резерва, чтобы они помогли кадрами, но и там не срослось, — сетует Юрий Сочивко. — Зато у нас работает лучший тренер по стрелковой подготовке Игорь Жаворонков.

    Также в спортшколе уверяют, что неплохо обеспечены лыжероллерами. Но здесь другая проблема: в Гомеле нет трассы. А она очень нужна. Из-за бесснежной зимы практически выпадает лыжная подготовка. Дети видят снег в основном, когда выезжают соревноваться в другие области.

    — Конечно, мы с завистью смотрим на Жлобин с их великолепной рельефной петлей в 2,5 километра. Да и сам ЦОР рядом, воспитанникам не нужно тащить на себе инвентарь. А наши дети пока вынуждены тренироваться в не самых подходящих для этого местах — на обычных автомобильных дорогах, — вздыхает Юрий Сочивко. — Идеальное для нас место для строительства трассы — в районе медгородка. Там естественные перепады высот достигают 8 метров. Можно сделать шикарную петлю в 3,5 километра. Студенты БелГУТа сделали макет такой трассы со стрельбищем.

    Как у любителей, так и у профессионалов, пользуется популярностью трасса за пешеходным мостом в парке. Там облагородили территорию, поставили освещение. Но бегать на лыжах можно только по снегу, а когда его нет, то по грунту на лыжероллерах не прокатишься.

    Неестественный отбор

    Ну и на закуску. Детский тренер по одному из зимних видов спорта на условиях анонимности (назовем его Петром Петровичем) поделился с журналистом «ГП» нюансами набора ребят.

    — Секрет очень прост. Почти в каждой общеобразовательной школе физрук ведет свою секцию. По футболу, бадминтону, плаванию, неважно. Но ему нужна массовость. Поэтому когда тренер СДЮШОР приходит в класс набирать ребят, физрук вроде бы и не против, но говорит так: Петя, Маша, Саша, Костя — на выход (это участники его секции), а из остальных можете выбирать. То есть он самых лучших уже забрал, а из оставшихся пяти человек я могу лепить чемпионов. Или другой вариант: выстраивает физрук пятиклашек и спрашивает: «Правда, нам далеко в СДЮШОР ездить?» Ребята хором и заученно ему отвечают: «Правда, Игорь Иванович!». А он ручками разводит, мол, видите — дети не хотят у вас заниматься. А должно быть так: пришел тренер в класс, отвел всех поголовно на тестирование и по научным результатам разобрали детей по секциям в те виды спорта, к которым у них есть предрасположенность, есть данные. Вот это была бы селекция.

    Автор: Наталья СтарченкоГомельская праўда

Комментарии (0)